сочинения, сочинение на тему, класс сочинение

Сочинения по русскому и украинскому языку и литературе - неотъемлемая часть школьной учебной программы, поэтому высказывать свои мысли и чувства на заданную или свободную тему в течение многих лет учебы не раз приходилось каждому. Именно сидя за школьной партой, мы сочувствуем и искренне радуемся за героев любимых произведений, чувствуя волну эмоций, которые переполняют настолько, что слова так и несутся, руки дрожат от напряжения, а тетрадь за считанные минуты покрывается детскими мыслями и ощущениями.

Сочинения с русской и украинской литературы заставляют нас осмысливать различные аспекты, находить для себя смысл жизни и смысл чувств: любви, дружбы, веры и верности, уважения и т.д. Сочинения с языка учат нас анализировать, сопоставлять, размышлять и фантазировать так, как это не сделает ни один учитель. Именно такой тип работ направлен на то, чтобы заставить людей продуцировать мысли. Синее небо и зеленый гай - это творение природы, а соловьиный язык - человека. Уважение к мелодичности родного языка, проявляют школьники и взрослые во время написания сочинений.

Если будущий автор не обладает достаточными знаниями по теме, стоит обратить внимание и проанализировать имеющиеся на нашем ресурсе работы: здесь можно отыскать сочинения на любую тему. Для удобства пользования все работы на нашем сайте структурированы.

Написание сочинений - больше не проблема!

Главная страница

Образы белых офицеров в романе М.А. Булгакова «Белая гвардия»

PDFПечатьE-mail

Образы белых офицеров в романе Булгакова «Белая гвардия» вырисованы четко и правдиво. «Настоящие люди и герои» – такая трактовка врагов большевистского движения, конечно, не могла удовлетворить официальную цензуру. Роман был запрещен к печати.

В произведении противопоставлены две группы белых офицеров. Во-первых, это те, кто «ненавидели большевиков ненавистью горячей и прямой, той, которая может двинуть в драку». А во-вторых, это «вернувшиеся с войны в насиженные гнезда с той мыслью, как и Алексей Турбин, – отдыхать и отдыхать и устраивать заново не военную, а обыкновенную человеческую жизнь». Зная результаты гражданской войны, Булгаков был, как мне кажется, на стороне вторых.

Кроме того, в романе офицеры противопоставляются и по чисто человеческим качествам. Одни до конца остаются людьми, не потерявшими офицерской чести и достоинства. Другие сдаются перед обстоятельствами, ломаются.

К последним относится, в частности, капитан Сергей Тальберг, сбежавший еще до начала военных действий и бросивший свою жену. Тальберг бежит, как крыса с тонущего корабля. Неслучайно он и похож на крысу: гетманская серо-голубая кокарда, щетки «черных подстриженных усов», редко расставленные, но крупные и белые зубы», «желтенькие искорки» в глазах.

Гетман Украины позорно покидает город под видом майора фон Шратта, бегут и генерал армии Белоруков и Полковник Щеткин.

Неоднозначна в этом отношении фигура подполковника Малышева, собравшего мортирный дивизион из юнкеров. Он проявил себя как чрезвычайно гуманный человек и распустил гарнизон, предвидя исход: «…разбитые части несчастных офицеров и юнкеров, брошенные штабными мерзавцами и этими двумя прохвостами, которых следовало бы повесить, встретятся с прекрасно вооруженными и превышающими их в двадцать раз численностью войсками Петлюры». Вместе с тем, поняв развязку, Малышев смалодушничал и позорно бежал, уговаривая себя, что «своих он всех спас» и теперь его ничего не касается.

Верными офицерской чести в романе остаются друзья Турбинных: Мышлаевский, Степанов-Карась и Шервинский, а также полковник Най-Турс.

Прототипом поручика Мышлаевского стал друг детства Булгакова Николай Николаевич Сынгаевский. Черты Мышлаевского сознательно соединены с приметами сатаны – разными глазами, мефистофелевским носом с горбинкой, косо срезанными ртом и подбородком. Позднее эти же приметы обнаружатся у Воланда в романе Булгакова «Мастер и Маргарита»: «...И оказалась над громадными плечами голова поручика Виктора Викторовича Мышлаевского. Голова эта была очень красива, странной и печальной и привлекательной красотой давней настоящей породы и вырождения». Некоторые детали портрета этого героя указывают на его внутреннюю слабость, какую-то «червоточину», которая не позволит ему счастливо жить (маленький, женский подбородок).

Мышлаевский – настоящий офицер, в том, во многом забытом сегодня, классическом значении этого слова. Необходимость защищать свое отечество у него в крови. Именно поэтому поручик записывается в мортирный дивизион, где оказывается самым подготовленным и жестким офицером.

Мышлаевский лишен ненужной сентиментальности. После роспуска дивизиона он хочет поджечь старое здание родной и такой дорогой его сердцу гимназии только для того, чтобы врагу не досталось оружие. Таким образом, этот герой проявляет себя первоклассным военным.

Полковник Най-Турс – также настоящий патриот. Этот картавый военный при полной неразберихе, творящейся в умах людей, понимает, что обязан выполнить свой долг и защищать отечество до конца. Он буквально под дулом пистолета заставляет начальника отдела снабжения выдать юнкерам валенки. Най-Турс заботится о них, как о собственных детях. Поняв весь ужас сложившейся ситуации, поняв, что он подставляет юнцов под пули, что армии нет, что штабы сбежали, Най-Турс отдает неслыханный приказ. Он велит бежать, прятаться, отступать, срывать погоны и бежать. Но такой приказ, как мне кажется, – это совсем не малодушие. Ведь сам полковник погиб, прикрывая отступающих юнкеров. Нет, его приказ - это желание спасти хоть кого-нибудь из молодых, необстрелянных студентов.

В финале романа, во сне Елены Турбиной, Булгаков предсказал два варианта судьбы участников белого движения: либо служба красным с целью самосохранения (Елена видит Шервинского, вешающего на грудь красную звезду), либо гибель, которая суждена Николке Турбину.

Очевидно, что Булгаков остается на стороне тех, кто не сбежал от опасности, кто не запятнал честь офицера и навсегда остался для себя и для истории честным человеком.

Обновлено 24 Февраля 2014
 

Проблематика романа М. А. Булгакова «Белая гвардия»

PDFПечатьE-mail

Все пройдет. Страдания, муки, кровь, голод и мор. Меч исчезнет, а вот звезды останутся, когда и тени наших дел и тел не останется на земле.
М. Булгаков

В 1925 году в журнале “Россия” были напечатаны две первые части романа Михаила Афанасьевича Булгакова “Белая гвардия”, которые сразу привлекли внимание ценителей русской литературы.
По мнению самого писателя, “Белая гвардия” — “это упорное изображение русской интеллигенции как лучшего слоя в нашей стране...”, “изображение интеллигентско-дворянской семьи, брошенной в годы Гражданской войны в лагерь белой гвардии”. Здесь повествуется об очень сложном времени, когда невозможно было сразу во всем разобраться, все понять, примирить в самих себе противоречивые чувства и мысли. В этом романе запечатлелись еще не остывшие, жгучие воспоминания о городе Киеве во время Гражданской войны.
Я думаю, что в своем произведении Булгаков хотел утвердить мысль о том, что люди, хоть и по-разному воспринимают события, по-разному к ним относятся, стремятся к покою, к устоявшемуся, привычному, сложившемуся. Вот и Турбиным хочется, чтобы все они всей семьей дружно жили в родительской квартире, где с детства все привычно, знакомо, где дом — крепость, всегда цветы на белоснежной скатерти, музыка, книги, мирные чаепития за большим столом, а по вечерам, когда вся семья в сборе, чтение вслух и игра на гитаре. Их жизнь развивалась нормально, без каких-либо потрясений и загадок, ничего неожиданного, случайного не приходило в их дом. Здесь все было строго организовано, упорядочено, определено на много лет вперед. И если бы не война и революция, то жизнь их прошла бы в спокойствии и уюте. Но страшные события, происходящие в городе, нарушили их планы, предположения. Настало время, когда нужно было определить свою жизненную и гражданскую позиции.
Я думаю, что не внешние события, передающие ход революции и Гражданской войны, не перемена власти, а нравственные конфликты и противоречия движут сюжетом “Белой гвардии”. Исторические события — это фон, на котором раскрываются человеческие судьбы. Булгакова интересует внутренний мир человека, попавшего в такой круговорот событий, когда трудно сохранять свое лицо, когда трудно оставаться самим собой. Если в начале романа герои пытаются отмахнуться от политики, то потом ходом событий вовлекаются в самую гущу революционных столкновений.
Алексей Турбин, как и его друзья, — за монархию. Все новое, что входит в их жизнь, несет, ему кажется, только плохое. Совершенно политически неразвитый, он хотел только одного — покоя, возможности радостно пожить около матери, любимых брата и сестры. И только в конце романа Турбины разочаровываются в старом и понимают, что нет к нему возврата.
Моментом перелома для Турбиных и остальных героев романа становится день четырнадцатое декабря 1918 года, сражение с петлюровскими войсками, которое должно было стать пробой сил перед последующими боями с Красной Армией, а обернулось поражением, разгромом. Мне кажется, что описание этого дня сражения — сердце романа, его центральная часть.
В этой катастрофе “белое” движение и такие герои романа, как Петлюра и Тальберг, раскрываются перед участниками событий в своем истинном свете — с гуманностью и предательством, с трусостью и подлостью “генералов” и “штабных”. Вспыхивает догадка, что все — цепь ошибок и заблуждений, что долг не в защите развалившейся монархии и предателя гетмана и честь в чем-то другом. Погибает царская Россия, но Россия — жива...
В день сражения возникает решение о капитуляции белой гвардии. Полковник Малышев вовремя узнает о бегстве гетмана и дивизион свой успевает вывести без потерь. Но поступок этот дался ему нелегко — может быть, самый решительный, самый отважный поступок в его жизни. “Я, кадровый офицер, вынесший войну с германцами... на свою совесть беру и ответственность, все!., все!., вас предупреждаю! Вас посылаю домой! Понятно? ”
Полковнику Най-Турсу это решение придется принимать несколько часов спустя, под огнем противника, в середине рокового дня: “Ребят! Ребят!.. Штабные стегвы!..” Последние слова, которые в своей жизни произнес полковник, были обращены к Николке: “Унтег-цег, бгостьте геройствовать к чег-тям...” Но он, кажется, выводов не сделал. Ночью после смерти Ная Николка прячет — на случай петлюровских обысков — револьверы Най-Турса и Алексея, погоны, шеврон и карточку наследника Алексея.
Но день сражения и последовавшие затем полтора месяца петлюровского господства, я полагаю, слишком маленький срок, чтобы недавняя ненависть к большевикам, “ненависть горячая и прямая, та, которая может двинуть в драку”, перешла в признание противников. Но это событие сделало возможным такое признание в дальнейшем.
Много внимания Булгаков уделяет выяснению позиции Тальберга. Это антипод Турбиных. Он карьерист и приспособленец, трус, человек, лишенный моральных устоев и нравственных принципов. Ему ничего не стоит поменять свои убеждения, лишь бы это было выгодно для его карьеры. В Февральской революции он первым нацепил красный бант, принимал участие в аресте генерала Петрова. Но события быстро замелькали, в городе часто менялись власти. И Тальберг не успевал в них разбираться. Уж на что казалось ему прочным положение гетмана, поддержанного немецкими штыками, но и это, вчера такое незыблемое, сегодня распалось, как прах. И вот ему надо бежать, спасаться, и он бросает свою жену Елену, к которой питает нежность, бросает службу и гетмана, которому недавно поклонялся. Бросает дом, семью, очаг и в страхе перед опасностью бежит в неизвестность...
Все герои “Белой гвардии” выдержали испытание временем и страданиями. Только Тальберг в погоне за удачей и славой потерял самое ценное в жизни — друзей, любовь, Родину. Турбины же смогли сохранить свой дом, сберечь жизненные ценности, а главное — честь, сумели устоять в водовороте событий, охвативших Россию. Эта семья, следуя мысли Булгакова, — воплощение цвета русской интеллигенции, то поколение молодых людей, которое пытается честно разобраться в происходящем. Это та гвардия, которая сделала свой выбор и осталась со своим народом, нашла свое место в новой России.
Роман М. Булгакова “Белая гвардия” — книга пути и выбора, книга прозрения. Но главная мысль авторская, я думаю, в следующих словах романа: “Все пройдет. Страдания, муки, кровь, голод и мор. Меч исчезнет, а вот звезды останутся, когда и тени наших дел и тел не останется на земле. Нет ни одного человека, который бы этого не знал. Так почему же мы не хотим обратить свой взгляд на них? Почему? ” И весь роман — это призыв автора к миру, справедливости, правде на земле.

Обновлено 24 Февраля 2014
   

Роль сна Алексея Турбина (по роману М.А. Булгакова «Белая гвардия»)

PDFПечатьE-mail

Сны героев составляют важную часть романа М.А. Булгакова «Белая гвардия». Проникая в человеческое сознание и приглашая туда читателя, автор решает важные художественные задачи. Во сне люди отрешаются от всего суетного, наносного, того, что мешает проникнуть в суть вещей. По Булгакову, во сне можно правильно, адекватно оценить происходящие события. Здесь сама душа, нравственная основа человека подсказывает правильное решение. Во сне на первый план выходит моральная, нравственная точка зрения в оценке событий.
Кроме того, с помощью приема сна писатель имеет возможность высказать свое мнение о том, что он описывает. В фантасмагорической форме, преображая действительность, как это часто бывает во сне, Булгаков показывает весь ужас происходящих в романе событий, человеческие заблуждения и ошибки, оборачивающиеся истинной трагедией.
Сны всех героев имеют важное значение в «Белой гвардии», но один из самых значимых эпизодов в романе – первый сон Алексея Турбина, оказавшийся вещим.
Сначала герою сумбурно снятся события, происходящие вокруг него в реальной жизни. Он видит всю ту суету и неразбериху, что творится на улицах Киева, в казармах, в головах людей. Затем неожиданно Алексей слышит слова полковника Най-Турса: «Умигать - не в помигушки иг'ать». Турбин понимает, что очутился в раю. Важно, что в тот момент в реальности полковник еще был жив.
Интересно - Най-Турс был одет в костюм рыцаря-крестоносца. Тем самым Булгаков подчеркивает святость того дела, что защищали белые офицеры. А также то, что он, как человек, находился на их стороне.
Вскоре во сне Турбина появляется и еще один герой – убитый в 1916 году вахмистр Жилин. Булгаков пишет, что «глаза вахмистра совершенно сходны с глазами Най-Турса - чисты, бездонны, освещены изнутри». Эти офицеры словно (а может быть, и на самом деле) превратились в святых, и после смерти защищающих правое дело, стоящих на стороне чести, долга, истинных ценностей.
Жилин рассказывает Алексею странную историю о том, как весь второй эскадрон белградских гусар попал в рай, «пройдя через проверку» апостола Петра. Речь Жилина наполнена присущими этому герою юмором, жизнелюбием, добротой. Но это лишь помогает понять то главное, что хотел сказать Булгаков: Богу неважны мелочи, он обращает внимание лишь на суть. Белогвардейцы защищали не только царя и монархизм, они защищали весь уклад жизни, все то, что было дорого миллионам людей, чем они жили, что составляло их опору, их смысл. И то, что разрушила революция и гражданская война. Поэтому Петр пропускает в рай весь эскадрон гусар, с «лошадьми и шпорами», даже с женщинами, прибившимися к обозам. Потому что, как объясняет Жилин, «эскадрону в походе без баб невозможно».
Апостол Петр просит Жилина и его гусар подождать, ибо «вышла маленькая заминочка». Пока герои ожидали у входа в рай, к ним присоединился Най-Турс, который, как мы помним, погибнет позже, а также «неизвестный юнкерок». К сожалению, мы понимаем, что этим юнкером окажется Николка Турбин.
Итак, после небольшой задержки героев впустили в рай. Жилин восхищенно его описывает: «Места-то, места-то там ведь видимо-невидимо. Чистота... По первому обозрению говоря, пять корпусов еще можно поставить и с запасными эскадронами, да что пять - десять!» Герой рассказывает Турбину, что увидел огромные хоромы в красном цвете. Там «звезды красные, облака красные в цвет наших чакчир отливают...»
Оказывается, эти хоромы были приготовлены для большевиков, которых «видимо-невидимо положили», когда брали Перекоп. Жилин, разговаривая с богом, удивляется: как так получается, если красные даже в существование бога не верят. Но господь замечает, что ему от веры или неверия в него «ни жарко, ни холодно». Это не влияет на то, что все, и белые, и красные, для него просто люди. И все они после смерти попадут на суд божий, где будут судиться по законам человеческим, а не партийным или каким-то иным.
Бог говорит Жилину очень важные слова: «Один верит, другой не верит, а поступки у вас у всех одинаковые: сейчас друг друга за глотку, а что касается казарм, Жилин, то тут как надо понимать, все вы у меня, Жилин, одинаковые - в поле брани убиенные». Булгаков показывает, что для бога все равны. Все человеческие игры в «белых», «красных», «петлюровцев» и так далее он не принимает. Все это суета, за которой скрывается лишь одно – нарушал ли ты человеческий кодекс чести, нравственные и моральные истины, изложенные в десяти заповедях.
Турбин, во сне выслушав Жилина, просится к ним в эскадрон полковым врачом. Этот момент тоже очень важен. Герой так устал от того, что происходит в земной жизни, так устал от войны, убийств, кровопролития. Он хочет простых вещей – мирной жизни, работы, семьи. Одним словом, он хочет вернуть старое. Но сделать это, как ни старайся, невозможно. Может быть, это совершится лишь во сне или том свете, в раю…
Таким образом, вещий сон Алексея Турбина выполняет в романе несколько важных функций. Во-первых, он дает нравственную оценку описываемым в романе событиям, событиям гражданской войны на Украине. Во-вторых, сон проясняет позицию Булгакова-человека, его взгляд на революционные перемены. В-третьих, этот эпизод показывает позицию Булгакова-писателя, который смотрит на все описываемое несколько отстраненно, находится как бы «над» ситуацией, пытается объективно оценить события.

Обновлено 24 Февраля 2014
   

Булгаков — мистик в кавычках

PDFПечатьE-mail

Дьявола, пожалуй, для Булгакова
действительно не существует
Е. Сидоров

По профессии Михаил Афанасьевич Булгаков был врачом. И первые его писательские работы были навеяны впечатлениями земского врача. Видимо, медицина располагаетк глубинным размышлениям о жизни. Вспомним Чехова — он тоже был медиком. О Чехове в связи с Булгаковым-мистиком я вспомнил потому, что, по некоторым литературным источникам, например — эссе В. Розанова, Антон Павлович в жизни не лишен был мистических убеждений и настроений.
Итак, можно предположить, что мистическое мироощущение свойственно в той или иной степени всем врачам. Это понятно, потому что им приходится быть частыми свидетелями смерти людей. Булгаков не избежал мистических настроений, но они у него вылились в сатиру. К своему роману “Мастер и Маргарита” Булгаков шел длинным путем: в начале 20-х годов им был задуман роман “Инженер с копытом”, и лишь с 1937 года этот роман стал называться “Мастер и Маргарита”. Как видим, мистическая символика с самого начала творческого пути интересовала автора. Но интересовала как символика, не более того. Мистику Булгаков использовал во многих своих вещах как более удобную для него форму передачи своих размышлений о жизни.
Дьяволиада — один из любимых булгаковских мотивов, ярко был выписан в “Мастере и Маргарите”. Но мистика в романе играет вполне реалистическую роль и может служить примером гротеско-фантастического, сатирического обнажения противоречий действительности. Воланд карающей силой проносится над Москвой. Его жертвами становятся глумливые и непорядочные люди. Потусторонность, мистика с этим дьяволом как бы не вяжутся. Если такого Воланда не был© бы в государстве, погрязшем в пороках, то его надо было бы выдумать.
И вообразили, что спрятались: к буфетчику с “рыбкой второй свежести” и золотыми десятками в тайниках; к профессору, чуть подзабывшему Гиппократову клятву; к умнейшему специалисту по “разоблачению ценностей...”
Совсем не дьявол страшен автору и его любимым героям. Нечистая сила для автора не существует в действительности, как не существовало и богочеловека. В романе Булгакова живет иная, глубокая вера — в исторического человека и в непреложные нравственные законы. Не то плохо, что Берлиоз отрицает существование Бога и страстно доказывает это незнакомцу на Патриарших, а то, что Берлиоз полагает, что раз Бога нет, стало быть, все дозволено.
Мистическое возникает в романе только после упоминания на первых страницах имени философа Канта. Это совсем не случайно. Для Булгакова идея Канта — программная. Он вслед за философом утверждает, что нравственные законы заключены в человеке и не должны зависеть от религиозного ужаса перед грядущим возмездием, тем самым страшным судом, язвительную параллель которому можно легко усмотреть в бесславной гибели начитанного, но бессовестного атеиста, возглавлявшего Московскую ассоциацию писателей.
И Мастер, главный герой книги, написавший роман о Христе и Пилате, тоже далек от мистики. Им написана на историческом материале книга, глубокая и реалистическая, далекая от религиозных канонов. Этот “роман в романе” фокусирует в себе этические проблемы, которые должны решить для себя -каждое поколение людей, а также каждая отдельная мыслящая и страдающая личность.
Итак, мистика для Булгакова лишь материал. Но читая “Мастера и Маргариту”, порой все же ощущаешь, будто тени Гофмана, Гоголя и Достоевского бродят неподалеку. Отзвуки легенды о великом инквизиторе звучат в евангельских сценах романа. Фантастические мистерии в духе Гофмана преображены русским характером и, утратив черты романтической мистики, становятся горькими и веселыми, почти бытовыми. Мистические мотивы Гоголя возникают лишь как лирический знак трагизма, когда роман подходит к завершению: “Как грустна вечерняя земля! Как таинственны туманы над болотами. Кто блуждал в этих туманах, кто много страдал перед смертью, кто летел над этой землей, неся на себе непосильный груз, тот это знает. Это знает уставший. И он без сожаления покидает туманы земли, ее болотца и реки, онотдается с легким сердцем в руки смерти, зная, что только она одна успокоит его”.
“Рукописи не горят”, — произносит один из героев романа, пытаясь сжечь свою рукопись, но это не приносит ему облегчения. Мастер помнит текст наизусть. Человеческая память добра и справедливости выше всякой мистики.

Обновлено 24 Февраля 2014
   

Страница 22 из 24