Ян ван Эйк, нидерландский художник

Ян ван Эйк, нидерландский художник, один из родоначальников искусства Северного Возрождения. Учился, возможно, у старшего брата Губерта. Разделение художественного наследия братьев является одной из сложных проблем в искусствознании. Был придворным живописцем великого герцога Иоанна Баварского в Гааге (1422—25), с 1425 г. работал в Лилле и Брюгге при дворе герцога Бургундского Филиппа III Доброго. Как доверенное лицо герцога ездил в 1427 г. в Испанию для переговоров о женитьбе Филиппа на инфанте Изабелле, которые оказались неудачными; результатом второй поездки (1428—29) стало бракосочетание герцога с другой инфантой – Изабеллой Испанской. С 1430 г. жил в Брюгге.

Самое знаменитое произведение ван Эйка, ознаменовавшее наступление новой эпохи в живописи Нидерландов, – монументальный створчатый алтарь для одной из капелл собора Св. Бавона в Генте (1432; см. илл. на с. 103–104). Алтарь являет всеобъемлющую картину Мироздания. На 26 панелях удивительно жизненно и в то же время поэтически проникновенно представлены мир земной и небесный. На створках внешней части алтаря изображено Благовещение, под ним – фигуры Иоанна Крестителя и Иоанна Евангелиста, написанные в технике гризайли, а также донаторы – портретные образы заказчика, гентского бюргера Иосса Вейдта и его супруги. По праздникам створки алтаря распахивались, и на внутренних панелях открывалось лучезарное и чудесное зрелище. Техника масляной живописи, изобретение которой приписывают именно Яну ван Эйку, позволила художнику добиться необычайной глубины и светоносности цвета, эффекта драгоценного сияния красок. Вверху торжественно восседает на троне Бог Отец. Рядом стоят Богоматерь и Иоанн Креститель, поют ангелы. Картина райского великолепия драматически контрастирует с обнажёнными угловатыми фигурами Адама и Евы. В центре представлена сцена, в которой сонмы праведников поклоняются агнцу, символизирующему жертву Христа. В пейзаже, залитом ярким солнечным светом, северные растения соседствуют с пальмами и апельсиновыми деревьями. Грандиозный космический масштаб священного действа не заслоняет ювелирно выписанных деталей (многие из них являются скрытыми символами), в которых выражено восхищение художника предметной красотой мира. В «Мадонне канцлера Ролена» (ок. 1436 г.) Богоматерь с Младенцем и земной человек встречаются лицом к лицу в едином, чудесно преображённом пространстве – чертоге Царицы Небесной. За колоннами открывается вид на маленький райский садик, где гуляют павлины и цветут цветы, а за ним – на бескрайний пейзаж с убегающей вдаль рекой. Мир чуда и мир реальности не разделены, что подтверждают фигурки двух путников у ограды дворца. Они помогают зрителю мысленно войти в картину, пространство которой, являя всё Мироздание, в то же время становится обжитым, уютным.

В творчестве Яна ван Эйка впервые в искусстве Северного Возрождения портрет выделяется в самостоятельный жанр. В погрудных композициях центром является лицо, выступающее из тёмного фона; за внешней строгостью ощущается напряжённая внутренняя жизнь («Тимофей», 1432; «Портрет человека в красном тюрбане», 1433; «Портрет Маргареты ван Эйк, жены художника», 1439). Наиболее знаменит портрет «Четы Арнольфини» (1434), в котором представлены итальянский купец Дж. Арнольфини и его жена Дж. Ченами в момент обручения. Святость супружеского жилища, идея семьи как «малой церкви» выражены в особой чистоте пространства, благоговейной строгости жестов, многочисленных символических деталях. Собачка и стоящие рядом туфли – символы супружеской верности. Горящая в люстре свеча олицетворяет Недреманное око Бога. Выпуклое зеркало на стене отражает свидетелей обручения. Один из них – сам художник; надпись над зеркалом гласит: «Ван Эйк был здесь».

Ещё статьи...