Рефераты. Скачать реферат

Здесь Вы можете скачать рефераты и сочинения на любую тему

 
ГлавнаяАнализ стихотворений«Молодость», анализ стихотворения Марины Цветаевой
загрузка...
«Молодость», анализ стихотворения Марины Цветаевой PDF Печать E-mail
Сочинение на свободную тему - Анализ стихотворения

«Но грустно думать, что напрасно была нам молодость дана», - так написал Александр Сергеевич Пушкин об этой замечательной поре в своем романе «Евгений Онегин». Логично было бы предположить, что размышления о молодости начинают мучить человека уже в зрелом возрасте. Однако многие русские поэты задавались вопросом о значении молодости, даже не перешагнув порог своего тридцатилетия. Марина Цветаева не стала исключением. Едва отметив свой 29-й день рождения, она написала стихотворение «Молодость», написала в два приема с разницей в два дня – 18 и 20 ноября 1921 года.

Первая часть стихотворения – своеобразная претензия к своей молодости, поэтому и звучит неласково: изобилует восклицаниями и повторами. Героиня называет молодость «чужой», «сапожком непарным» (очевидно, теперь уже ненужным) и даже «ношей и обузой». Несмотря на близость значения этих слов, воспринимаются они в разном контексте: ношу все равно тащат, какой бы непосильной она ни была (как свой крест!), а обуза только мешает, и от нее хочется поскорее избавиться. Разве можно так говорить о своей молодости? Героиня утверждает, что даже «задумчивая Муза» ничего не взяла из молодых лет, очевидно, считая, что ничего серьезного и важного в этот период не было создано.

Да, такая молодость не нужна героине, ведь она «щедростью ее давилась, как щебнем», поэтому «назад не кличет», а прощается с ней навеки, воздавая ей все-таки некоторую дань уважения, что подчеркнуто словами высокого стиля:

Скипетр тебе вернув до сроку —
Что уже душе до яств и брашна!

Но уже в самом конце первой части стиха героиня, словно одумавшись, с некоторой долей нежности называет молодость «моя морока», «мой лоскуток кумашный». Это определение с уверенностью можно считать авторским неологизмом, ведь его Цветаева использовала в своей поэме «Царь-девица» (1920) для описания Руси: «Русь кулашная - калашная - кумашная!» Но если в поэме это сочетание созвучных слов создает образ скоморошьей пляски, то в сочетании «лоскуток кумашный» вызывает совсем другое чувство – ласку.

Вторая часть стихотворения, написанная двумя днями позже, начинается по-цветаевски резко: «Скоро уж из ласточек — в колдуньи!» Только так: или молодость, или старость – никакой «золотой» середины. Героиня навсегда расстается со своей молодостью, но не сожаления ждет она от сестры своей названой. Нет, она хочет праздника, разгульной пляски, поэтому и просит молодость: «Спляши, ошпарь!»

Необычно, совершенно футуристически, звучит сочетание выбранных омонимов: шаль - платок и шаль (устар.) – блажь, дурь. Героиня призывает молодость «полоснуть лазоревой шалью», называет «шалая моя», (по сути, «ошалевшая», «блаженная»). Она напоминает, что «пошалевали досыта» с ней - подурачились, попроказничали, потешились.

Такая разгульная молодость не могла не оставить следа, поэтому героиня, обращаясь к ней, говорит: «Разор моей души!»

Действительно, молодость самой Марины пришлась на нелегкие годы. В этот период произошло много трагических событий: и ранняя смерть матери, и разлука с мужем, и смерть дочери Ирины. А 1921 год ознаменовался смертью двух важных для нее людей: в августе умер поэт-символист Александр Блок и был расстрелян по обвинению в заговоре другой поэт – акмеист Николай Гумилев. Эти «коллеги по цеху» были дороги Цветаевой. Возможно, их смерть и подтолкнула ее к решению эмигрировать из России. На долгих 17 лет покинет поэтесса родину. В таком контексте прощание с молодостью означало прощание с родиной, которую Марина все-таки любила. Таруса, Коктебель, Ялта – вот те места, где она когда-то была по-настоящему счастлива. Возможно, поэтому, расставаясь с молодостью, героиня стихотворения сравнивает ее с любовником: «Как с любовником с тобой прощаюсь…» Она понимает, что эта связь рано или поздно будет разорвана, уже сейчас – «вырванная из грудных глубин». И все-таки она не сожалеет, а благословляет:

Молодость моя! – Иди к другим!

 
Ещё статьи...