Рефераты. Скачать реферат

Здесь Вы можете скачать рефераты и сочинения на любую тему

 
ГлавнаяКраткие содержанияГашек ЯрославПохождения бравого солдата Швейка краткое содержание Гашек Ярослав
загрузка...
Похождения бравого солдата Швейка краткое содержание Гашек Ярослав Печать E-mail
Краткие содержания - Гашек Ярослав

Часть 1. В тылу

Швейк — бывший солдат, ушедший несколько лет назад со службы по причине своего идиотизма. Теперь Швейк живет в Праге, промышляет продажей собак и кроме идиотизма страдает ещё ревматизмом.

Действие романа начинается в июне 1914 года, после убийства эрцгерцога Фердинанда. Это историческое событие не оставило Швейка равнодушным. Он с увлечением излагает служанке, пани Мюллер, свои соображения на этот счет, перемежая рассказ подходящими случаю историями из жизни многочисленных знакомых. Швейк продолжает разглагольствовать и в трактире «У чаши», где его с профессиональным интересом слушает тайный агент полиции Бретшнейдер. Болтливость Швейка и довольно оригинальные высказывания о военной политике Австрии на Балканах приводят к тому, что бравого солдата арестовывают заодно с трактирщиком Паливцем.

В полицейском управлении Швейк с готовностью соглашается со всеми предъявленными ему обвинениями, включая и государственную измену. Его переводят то в уголовный суд, то в сумасшедший дом, то опять в полицию; часто допрашивают следователи и осматривают врачи, объявляя его то идиотом, то симулянтом. В конце концов Швейка отпускает на свободу чиновник, сраженный Швейковским невинным видом.

По пути домой бравый солдат заходит в трактир «У чаши», где узнает, что Паливца осудили на 10 лет. Там он вновь встречается с Бретшнейдером, которому приказано сойтись со Швейком поближе на почве торговли собаками.

Дома Швейк застает швейцара ночного кафе с барышней, пущенных пани Мюллер на квартиру. Выпроводив жильцов и успокоив служанку, надумавшую было выбросится со стыда из окна, Швейк возвращается к делам. За короткий срок он продает Бретшнейдеру, а затем и сыщику Калоусу множество беспородных собак, изрядно истощив денежный фонд полиции и доведя Бретшнейдера до бесславного конца — агент был съеден купленными псами.

Однако привычная жизнь бравого солдата вскоре прерывается — ему присылают повестку на военное медосвидетельствование. Мужественно преодолевая очередной приступ ревматизма, не слушая врача и распевая песни, Швейк садится в одолженную у кондитера инвалидную коляску и едет на Стршелецкий остров. В новой фуражке, с букетиком цветов, потрясающий костылями с криком «На Белград!», Швейк производит такое впечатление, что статьи о нем появляются в пражских газетах. Не тронут лишь доктор, осматривающий Швейка — он считает солдата симулянтом и сажает в гарнизонную тюрьму.

В больничном бараке симулянтов (часто действительно больных) лечат строгой диетой, хинином, мокрыми обертываниями и клизмами. Однажды в тюрьму приезжает баронесса фон Боценгейм, прочитавшая о Швейке в газете и пожелавшая увидеть бравого солдата. Баронесса появляется у постели Швейка с подарками и едой. Еда съедается Швейком и товарищами в несколько минут, но затем вымывается из желудков настойчивыми докторами. Очередная врачебная комиссия отправляет Швейка в камеру.

На следующий день бравый солдат с сокамерниками отправляется в тюремную часовню, где слушает проповедь фельдкурата Отто Каца. Речи Каца обычно вызывали у заключенных лишь смех, однако чувствительный Швейк разрыдался посреди службы. Удивленный фельдкурат пытается узнать, за что сидит Швейк, но не находит его бумаг и в конце концов договаривается, чтобы этого солдата отдали ему в денщики. Вскоре Швейк, одетый в старый, не по росту мундир, огромную фуражку и выпивший предварительно со своими конвоирами в трактире, появляется перед домом фельдкурата в Карлине.

Служба у Каца заключается в притаскивании пьяного фельдкурата домой, в добывании денег у знакомых Каца, выпроваживании кредиторов и тайной продаже мебели, принадлежащей домохозяину. Тогда же Швейк посещает свою квартиру, застает там двоюродную сестру пани Мюллер и узнает, что сама пани сейчас в концлагере, а в его комнате живущими там портнихами устроен дамский салон. Нисколько не опечаленный, Швейк возвращается к фельдкурату и служит ему верой и правдой, помогая даже в отправлении мессы. Иногда церковную чашу заменяет спортивный кубок, елей — конопляное масло, а министранта — сам Швейк. Походный алтарь приходится разыскивать во Вршовицком костеле, куда он попадает из проданного хозяйского дивана. А еще один фельдкурат, набожный и непьющий, после религиозного диспута остается в доме Каца до утра и выглядит ничуть не трезвее хозяина. Словом, дела Швейка и Каца идут неплохо — пока фельдкурат не проигрывает своего денщика в карты поручику Лукашу.

Новый хозяин Швейка — любитель животных и женщин. Швейк помогает Лукашу в его привязанностях: он гостеприимно принимает даму, явившуюся в гости к поручику. Правда, через некоторое время приходится послать телеграмму мужу гостьи и спровадить Кэти домой. Швейк умело обходится и с животными: он случайно скармливает любимую канарейку поручика поручиковой кошке (кошка затем съедает и сапожный крем). Собаку же, которую Лукаш просит для него купить, Швейк ворует у полковника Циллергута. Последнее происшествие кончается тем, что Лукаша вместе со Швейком отправляют в девяносто первый полк в Будейовицы.
Часть 2. На фронте

Злоключения Швейка и Лукаша начинаются еще на перроне — там у них украли чемодан. В купе денщик и распекающий его поручик навлекают на себя гнев третьего пассажира, генерал-майора. Выпровоженный, наконец, из купе Швейк при участии железнодорожника случайно останавливает поезд аварийным тормозом. За это бравого солдата ведут к начальнику станции в Таборе, а поручик Лукаш с большой радостью уезжает на фронт без Швейка.

Штраф за Швейка платит какой-то добрый господин, он же дает солдату на дорогу пять крон, которые Швейк благополучно пропивает в станционном буфете. После короткого разговора в комендатуре станции денщик отправляется пешком в Будейовицкий полк. Правда, идет Швейк совсем в другую от Будейовиц сторону, но песни по пути поет хорошие. И никто из встреченных в дороге людей — ни сердобольная старушка, ни ее брат, ни дезертировавшие из полка солдаты, ни бродяга, ни старик-пастух — не могут убедить Швейка, что он идет не туда. «Не может этого быть, чтобы я не попал в Будейовицы!» — твердо говорит бравый солдат и попадает в Путим, прямо в жандармерию.

Жандармский вахмистр принимает Швейка за русского шпиона и строжайше охраняет. Бабка Пейзлерка, носившая жандармам и Швейку пиво из соседнего трактира, клянется никому не говорить о пойманном разведчике и заодно — о напившемся жандармском вахмистре. После многочисленных допросов Швейка отправляют в Писек, где он появляется пристегнутый ручными кандалами к своему конвоиру, вдребезги пьяному после посещения по пути постоялого двора. Оттуда бравый солдат едет, наконец, в Будейовицы поездом и появляется перед глазами поручика Лукаша.

После небольшой потери сознания Лукаш спешно отправляет денщика на гауптвахту. Там Швейк неплохо проводит время с вольноопределяющимся Мареком за разговорами и песнями. Через три дня денщик отправляется с полком в Кираль-Хиду, в одном купе с Мареком и пьяненьким фельдкуратом Лациной. По приезде Швейк получает от поручика Лукаша важное задание — ему надо отнести письмо жене скобяного торговца Каконь, встретившейся поручику в венгерском театре и сразившей в самое сердце. Компанию Швейку составляет сапер Водичка, который затевает драку с Каконем, по ошибке прочитавшем любовное письмо Лукаша. Драка продолжается и на улице, становится многочисленной и предается огласке. Теперь о сердечной симпатии любвеобильного поручика известно полковому начальству (хоть Швейк и утверждал, что сам переписывался с мадам Каконь). Лишь вмешательство полковника Шредера спасает Швейка от дивизионного суда.

Тем временем Лукаш становится командиром 11 маршевой роты, Швейк по возвращении — ординарцем. После долгой неразберихи солдат сажают в поезд и отправляют на фронт.
Часть 3. Торжественная порка

В поезде, едущем в Галицию, Швейк оказывается в обществе нового денщика Лукаша — бывшего мельника, большого обжоры Балоуна, а также бывшего аптекаря, ныне писаря Ванека, повара-оккультиста Юрайды и телеграфиста Ходоунского. Компания проводит время за картами и россказнями. В штабном вагоне тем временем офицеров знакомят с новой системой шифровки полевых депеш — ключом к шифру является второй том романа Л.Гангофера «Грехи отцов». Офицерам, однако, роздан лишь первый том — конечно, из-за Швейка, который прочел много книжек, но никогда не начинал читать с первого тома.

Ошибку обнаруживает кадет Биглер, будущий военный писатель (книг у него пока нет, но заглавий будущих книг — множество), а также автор схем выдающихся битв. Схемы, однако, раскритикованы капитаном Сагнером и использованы затем обиженным Биглером в туалете по назначению. У кадета очень болит голова и живот — очевидно по этой причине он видит странный сон, в котором беседует с Господом Богом. Наяву же Биглера отправляю в медицинский изолятор.

Поезд приходит в Будапешт, где солдатам объявляют о вступлении Италии в войну. Отъезд затягивается. Эшелон инспектирует дряхленький генерал, а также навещает делегация из двух дам с подарком — двадцатью коробочками ароматных таблеток. Однако настоящей еды нет, и Лукаш посылает Швейка купить что-нибудь. Солдат возвращается под конвоем — он пытался украсть для поручика курицу. За курицу заплачено, и Швейк варит из нее суп, из которого Балоун пытается украсть куриную ножку. За это Швейк заставляет его упражняться в маршировке. Вскоре и сам Швейк упражняется в ружейных приемах, однако и тут не может удержаться от россказней, чем доводит командующего им фельдфебеля до обморока. Наконец поезд трогается.

На одной из остановок Лукаша посещает несчастная мысль отправить Швейка за коньяком. Ординарец находит коньяк у торговцев запрещенным товаром, однако его застает поручик Дуб, который давно взял Швейка на заметку. Солдату приходится выдать коньяк за воду, а затем выпить весь. Пока Швейк отсыпается, писарь Ванек читает товарищам написанную им историю батальона, где заранее представляет их беспримерными героями.

Отношения швейка с Дубом все больше портятся — особенно после того, как Швейк докладывает начальству о том, что Дуб побил своего денщика Кунерта. Еще Швейк как-то заявился в публичный дом, где Дуб отдыхал с дороги, и отправил пьяного Дуба на батальонное совещание.

Батальон теперь идет пешим порядком. Швейку и Ванеку поручается найти ночлег для солдат, но на перекрестке Швейк почему-то решает, что должен идти не направо, согласно карте, а налево. Путники разделяются. К вечеру Швейк встречает на пруду купающегося русского дезертира и ради любопытства переодевается в его форму. В таком виде и забирает его полевой патруль жандармерии.
Часть 4. Продолжение торжественной порки

Швейк вместе с другими русскими попадает в плен. Его принимают за еврея и назначают старшим среди пленных. Тщетно пытается солдат объяснить, что это ошибка. Лишь майор Вольф понимает, что к чему — он считает Швейка переметнувшимся к русским и хочет повесить. Швейк проводит время взаперти, в компании мышей. Затем следует военный суд и напутствие фельдкурата Мартинеца перед казнью. Ночью у Швейка в камере дрыхнет майор, решивший допросить его и уснувший.

На счастье бравого солдата, из его полка приходит телеграмма, где говорится, что Швейк пропал без вести. Его отпускают, и Швейк наконец встречается со старыми товарищами и Лукашем, догнав свой батальон в селе Климонтово.

 
Ещё статьи...