Рефераты. Скачать реферат

Здесь Вы можете скачать рефераты и сочинения на любую тему

 
ГлавнаяСочинения по литературеРевизорИзображение чиновничества в комедии Н.В.Гоголя «Ревизор»
загрузка...
Изображение чиновничества в комедии Н.В.Гоголя «Ревизор» Печать E-mail
Сочинение на тему: - Ревизор

Комедия Н.В.Гоголя “Ревизор” является одним из наиболее ярких драматических произведений русской литературы XIX века. Автор продолжил традиции русской сатирической драмы, основы которой были заложены в знаменитых комедиях “Недоросль” Д.И.Фонвизина и “Горе от ума” А.С.Грибоедова. “Ревизор” представляет собой глубоко реалистическое произведение, показывающее мир мелкого и среднего провинциального чиновничества России второй четверти девятнадцатого века.
При описании этого мира Н.В.Гоголь широко использовал имеющиеся в его распоряжений литературные приемы, позволяющие охарактеризовать своих персонажей, сделав это в занимательной и легко доступной зрителю и читателю форме.
На первой же странице мы узнаем, что фамилия частного пристава — Уховертов, а уездного лекаря — Гибнер. Отсюда читатель получает достаточно полное представление об этих персонажах и об отношении к ним автора. Кроме того, писатель дал краткие характеристики каждому из главных действующих лиц, которые помогают лучше понять суть каждого персонажа. Городничий: “хоть и взяточник, но ведет себя очень солидно”; Анна Андреевна: “воспитанная вполовину на романах и альбомах, вполовину на хлопотах в своей кладовой и девичьей”; Хлестаков: “без царя в голове”, “говорит и действует без всякого соображения”; Осип: “слуга, таков, как обыкновенно бывают слуги несколько пожилых лет”; Ляпкин-Тяпкин: “человек, прочитавший пять или шесть книг и потому несколько вольнодумен”; почтмейстер: “простодушный до наивности человек”.
Речевые портреты даны также и в письмах Хлестакова в Петербург к своему приятелю Тряпичкину. Например, Земляника, по выражению Хлестакова, “совершенная свинья в ермолке”.
Основным литературным приемом, которым пользуется Гоголь при комическом изображении чиновников, является гипербола. В качестве примера можно привести и Христиана Ивановича Гибнера, который не в состоянии даже общаться со своими больными по причине полного незнания русского языка, и Аммоса Федоровича с почтмейстером, решивших, что приезд ревизора предвещает грядущую войну. Гиперболична поначалу и сама фабула комедии, но по мере развития действия, начиная с рассказа Хлестакова о его петербургской жизни, гипербола сменяется гротеском. Ослепленные страхом за свое будущее чиновники и хватающиеся за Хлестакова, как за соломину, городское купечество и обыватели не в состоянии оценить всей абсурдности происходящего, и несуразности нагромождаются одна на другую: тут и унтер-офицерша, которая “сама себя высекла”, и Бобчинский, просящий довести до сведения императора, что “в таком-то городе живет Петр Иванович Бобчинский”, и многое другое.
Кульминация и следующая за ней развязка наступают очень резко. Письмо Хлестакова дает событиям такое простое и даже банальное объяснение, что в этот момент оно выглядит для Городничего гораздо более неправдоподобным, чем все фантазии Хлестакова. Городничему, по всей видимости, придется расплатиться за грехи своего круга в целом. Разумеется, он и сам не ангел, ни удар настолько силен, что наступает нечто вроде прозрения: “Ничего не вижу: вижу какие-то свиные рыла вместо лиц, а больше ничего...”. “Чему смеетесь? Над собой смеетесь!” — бросает он в лицо чиновникам и в зал. Наделив Городничего сарказмом, Гоголь делает его более человечным и тем самым возвышает над остальными персонажами комедии.
В немой сцене стоят, как громом пораженные, обитатели провинциального городка, погрязшие во взятках, пьянстве, сплетнях. Но вот идет гроза, которая смоет грязь, накажет порок и наградит добродетель. В этой сцене Гоголь отразил свою веру в справедливость высшей власти, бичуя тем самым, по выражению Некрасова, “маленьких воришек для удовольствия больших”. Пафос немой сцены как-то не вяжется с общим духом комедии.
Комедия “Ревизор” сразу же стала одним из самых популярных драматических произведений того времени и явилась предвестником пьес Островского. Император Николай I так сказал о ней: “Всем тут досталось, а мне — больше всех”.

 
Ещё статьи...