Рефераты. Скачать реферат

Здесь Вы можете скачать рефераты и сочинения на любую тему

 
ГлавнаяСочинения по литературеВойна и мирПочему свою мечту о славе князь Андрей называет «мой Тулон»
загрузка...
Почему свою мечту о славе князь Андрей называет «мой Тулон» Печать E-mail
Сочинение на тему: - Война и мир

Действие романа «Война и мир» начинается летом 1805 года, когда слава Наполеона Бонапарта распространилась по всей Европе. В первых главах, на вечере у Анны Павловны Шерер, представители петербургского светского общества обсуждают события во Франции (расстрел герцога Энгиенского) и на чем свет стоит ругают «корсиканское чудовище». Однако среди гостей Анны Павловны находятся и поклонники французского императора — князь Андрей и Пьер. Их восхищают сила личности, деловая энергия и неизменный успех, который сопутствует Наполеону на протяжении его политической карьеры. И действительно, знакомясь с биографией Наполеона, есть чему удивляться.

Будущий французский император родился на Корсике в 1769 году и происходил из бедного, незнатного дворянского рода. Мальчик учился во Франции за казённый счёт (на оплату учёбы у многодетной семьи Бонапартов денег не было) сначала в военном училище в городе Бриенне, а потом в военной школе в Париже. В обоих заведениях Наполеон учился прекрасно, его военной специальностью была артиллерия. В 1789 году, когда свершилась Великая французская революция, он служил артиллерийским поручиком в провинциальном городке Оксонне. «Звёздный час» Наполеона пробил в 1793 году.

Сторонники свергнутого короля — роялисты города Тулона подняли восстание, перебили представителей новой, революционной, власти и призвали на помощь английский флот, который крейсировал в Средиземном море. Революционная армия окружила Тулон с суши и начала осаду. Наполеон, который к этому времени имел чин капитана, приехал в осадный лагерь к своему земляку — корсиканцу Саличетти — и между делом подсказал ему способ, как нейтрализовать английский флот и взять город. Саличетти добился, чтобы бойкого артиллерийского капитана назначили в осадную армию. Первый штурм Тулона в ноябре 1793 года был неудачным. Через полтора месяца, в середине декабря 1793 года, революционные войска начали второй штурм Тулона, но теперь военной операцией командовал сам артиллерийский капитан. После ожесточённого боя штурмующие были отброшены, но тут очень своевременно подоспел Наполеон с резервной колонной. Его вмешательство решило исход боя: Тулон сдался на милость победителей.

Для честолюбивых молодых людей XIX века Тулон стал символом резкого и стремительного счастливого взлёта судьбы. Раскольников в романе Ф.М.Достоевского «Преступление и наказание» говорит Соне: «... что, если бы, например, на моём месте случился Наполеон и не было бы у него, чтобы карьеру начать, ни Тулона, ни Египта, ни перехода через Монблан..?» (5, IV). Толстой нашёл другие слова, точно определявшие идею Тулона: «...то был первый путь к славе» (1,2, XII).

Доклады о взятии Тулона были посланы в революционный Париж в Конвент. Все очевидцы штурма города сходились на том, что успех был достигнут прежде всего благодаря Наполеону: он удачно расположил пушки, умело направлял огонь батарей, лично возглавил штурмовую колонну. Через месяц, в середине января 1794 года, Наполеон получил награду за взятие Тулона — чин бригадного генерала. Ему было 24 года.

Потом в военной карьере Наполеона была Итальянская кампания (1796-1797), где он проявил себя не только как блестящий полководец, но и как замечательный организатор. Молодой генерал Бонапарт должен был вести войну и одновременно одевать, обувать, дисциплинировать расхлябанную армию. И он добился своей цели: навёл порядок в войсках, заслужил любовь и преданность солдат и офицеров, выиграл множество сражений и всю кампанию: Италия была полностью подчинена Французской республике, а с Австрией был заключён мир, очень выгодный для Франции.

В Итальянском походе Наполеон проявил личную храбрость, например на Аркольском мосту через реку Адидже, где сошлись французские и австрийские войска. Трижды французы брали мост и трижды отступали под ураганным огнём противника. Тогда Наполеон схватил знамя Французской республики и побежал по мосту навстречу австрийцам. Французские солдаты бросились за ним, несколько солдат и адъютантов возле него были убиты, а он не получил ни одной царапины, и мост был взят.

Потом в биографии Наполеона был Египетский поход (1798-1799). Из покорённого Египта французские войска через Суэцкий перешеек вторглись в Сирию и осадили город Яффу. Через два дня осады город был взят штурмом, все жители и пленные перебиты. Началась чума, так как хоронить трупы было некому. Наполеон спешно увёл свои войска из города и направился на восток к крепости Акр. Осада Акра была неудачной, через два месяца Наполеон решил возвратиться в Египет. Французская армия двигалась через пустыню, на лошадях везли раненых и больных, все здоровые, в том числе и главнокомандующий, шли пешком. Вернувшись в Каир, Наполеон из газет случайно узнал, что Австрия, Англия, Россия и Неаполитанское королевство заключили военный и политический союз против Франции. Суворов на севере Италии успешно отвоёвывает у французов крепость за крепостью и уже угрожает границам Франции. В Париже царит полная неразбериха.

Бонапарт приезжает в Париж и в результате сложной политической борьбы становится одним из трёх консулов, которым «Франция доверяет своё спасение». Будучи первым консулом, тридцатилетний генерал проводит активную внутреннюю политику: успешно борется с бандитизмом, подавляет гражданскую войну в Вандее, улучшает собираемость налогов, утверждает свободу совести, создаёт новую систему народного образования (она сохранилась до сих пор), руководит разработкой очень удачного свода гражданских законов — Кодекса Наполеона. Но главное, чем Наполеон мог упрочить свою власть в государстве, была победоносная война. В 1800 году он начал войну против Австрийской империи, выиграл несколько сражений (самое знаменитое — при Маренго) и заключил 9 февраля 1801 года выгодный для Франции Люневильский мир. В 1804 году, «руководствуясь высшими государственными интересами», он объявляет себя императором (но не королём!) Франции. К 1805 году начинает оформляться очередная — военно-политическая коалиция европейских государств (Австрии, Англии, России, Неаполитанского королевства, Пруссии) против наполеоновской Франции. К этому времени Толстой относит начало романа «Война и мир».



В гостиной Анны Павловны Пьер горячо защищает действия Наполеона: «Наполеон велик, потому что он стал выше революции, подавил её злоупотребления, удержав всё хорошее — и равенство граждан, и свободу слова и печати, — и только потому приобрёл власть» (1,1, IV). Князь Андрей более взвешенно относится к личности и поступкам французского императора: «Нельзя не сознаться, Наполеон как человек велик на Аркольском мосту, в госпитале в Яффе, где он чумным подаёт руку, но... но есть другие поступки, которые трудно оправдать» (там же). Однако именно князь Андрей в чине капитана (как и Наполеон до Тулона) поступает в армию и мечтает совершить подвиги, подобные наполеоновским.

Осенью 1805 года началась война Наполеона с третьей коалицией. В штабе Кутузова Болконский узнал о поражении австрийской армии под городом-крепостью Ульмом и увидел «несчастного Мака» (1,2, 111), австрийского генерала, взятого французами в плен, а потом отпущенного Наполеоном. В этот момент князем Андреем овладели противоречивые чувства: «...он боялся гения Бонапарта, который мог оказаться сильнее всей храбрости русских войск, и вместе с тем не мог допустить позора для своего героя» (1, 2,111). И герой Болконского, французский император, не опозорился: после взятия Ульма Наполеон сразу же двинул свои войска на Вену по правому берегу Дуная и захватил столицу Австрийской империи. Австрия была практически разгромлена, австрийский император перебрался в город Брюнне палевый берег Дуная. Единственный мост через Дунай хорошо охранялся и был заминирован австрийцами, но французы взяли мост без боя (!), легко и весело обманув противника. В романе (1, 2, XII) этот исторический анекдот князю Андрею рассказывает русский дипломат при австрийском дворе — Билибин. Теперь французы могли быстро и без потерь перейти по Таборскому мосту на левый берег Дуная, где находилась армия Кутузова.

Известие о взятии Таборского моста «было горестно и вместе с тем приятно князю Андрею. Как только он узнал, что русская армия находится в таком безнадёжном положении, ему пришло в голову, что ему-то именно предназначено вывести русскую армию из этого положения, что вот он, тот Тулон, который выведет его из рядов неизвестных офицеров и откроет ему первый путь к славе! Слушая Билибина, он соображал уже, как, приехав в армию, он на военном совете подаст мнение, которое одно спасёт армию, и как ему одному будет поручено исполнение этого плана» (1,2, XII).

Стотысячная французская армия начала преследование сорокапятитысячной русской армии; русские спешно отступали, чтобы избежать окружения и позорной капитуляции. Отступая с основными силами на север Австрии, Кутузов выставлял «заградительные отряды», которые во что бы то ни стало должны были задерживать продвижение французской армии, то есть были обречены на полное истребление.

В первом заслоне — у деревни Шенграбен — участвовал князь Андрей. Французы начали артподготовку: «"Началось! Вот оно!" — думал князь Андрей, чувствуя, как кровь чаще начинает приливать к его сердцу. "Но где же? Как выразится мой Тулон?" — думал он» (1,2, XVII). Болконский мужественно вёл себя в бою при Шенграбене: рядом с Багратионом шёл впереди русских батальонов в атаку, но настоящим героем боя стал не князь Андрей, даже не Багратион, а скромный, незаметный артиллерийский капитан Тушин: его батарея зажгла деревню Шенграбен и отбивала атаки французов. Когда Болконский осознал это, ему стало «грустно и тяжело. Всё это было так странно, так непохоже на то, чего он надеялся» (1,2, XXI).

И всё-таки князь Андрей совершает действительно красивый подвиг — на Аустерлицком поле: «"Вот оно!" — подумал князь Андрей, схватив древко знамени и с наслаждением слыша свист пуль, очевидно направленных именно против него. Несколько солдат упало. "Ура!" — закричал князь Андрей, едва удерживая в руках тяжёлое знамя, и побежал вперёд с несомненной уверенностью, что весь батальон побежит за ним» (1, 3, XVI). Он повторил героический поступок Наполеона на Аркольском мосту: со знаменем бросился навстречу отступающим в панике солдатам, некоторые из них опомнились, сплотились вокруг знамени, побежали вперёд. Однако этот подвиг не мог повлиять на ход великого сражения и при всеобщем паническом отступлении был замечен только одним человеком — Кутузовым.

Описывая подвиг Болконского, Толстой отмечает совсем негероические детали. Князь кричит «детско-пронзительным» голосом: «Ребята, вперёд!». Знамя оказывается очень тяжёлым, князь Андрей едва удерживает его; глядя вперёд, Болконский замечает случайную деталь боя, как русский артиллерист и французский солдат бессмысленно тянут друг у друга орудийный банник. В этот момент герой романа, в отличие от Наполеона на Аркольском мосту, был тяжело ранен.

Итак, князь Андрей получил свой Тулон, который так искал, но получил тогда, когда уже стал разочаровываться в своём кумире — Наполеоне. Сначала Болконский собственными глазами увидел и на личном опыте почувствовал бедствия войны, благодаря которой Наполеон приобрёл свою мировую славу.

Потом Болконский даже встретился со своим героем на Аустерлицком поле. Наполеон с гордым чувством победителя объезжал поле, на котором он только что выиграл сражение, совершенно разгромив русские и австрийские войска. Это был очередной военный триумф французского императора. Наполеон подъехал к умирающему князю Андрею, распростёртому на земле рядом с древком от знамени (знамя как важный военный трофей французские солдаты уже подобрали), и произнёс похвальные слова: «Вот прекрасная смерть!». Но эта похвала не обрадовала князя Андрея: «Он знал, что это был Наполеон — его герой, но в эту минуту Наполеон казался ему столь маленьким, ничтожным человечком в сравнении с тем, что происходило теперь между его душой и этим высоким, бесконечным небом с бегущими по нём облаками» (1,3, XIX).

Отправляясь в 1805 году на войну, Болконский искал личной славы, но понимал славу как любовь к людям, стремление сделать для них что-нибудь полезное и важное, желание их похвалы. Постепенно Толстой развенчивает в душе своего героя глубоко индивидуалистическую по сути идею Наполеона (наполеонизм). Через семь лет накануне Бородинского сражения князь Андрей выскажется о французах, а на самом деле о Наполеоне, резко и определённо: «Французы разорили мой дом и идут разорять Москву, оскорбили и оскорбляют меня всякую секунду. Они враги мои, они преступники все, по моим понятиям. (...) Надо их казнить» (3, 2, XXV). Теперь в воображении Болконского романтический ореол, окружавший прежде личность Наполеона, исчез, но осталась античеловеческая суть этого исторического деятеля, которую подчёркивает писатель Толстой: французский император сделал из войны средство для личного обогащения и основал свою личную власть и славу на несчастиях и смерти многих тысяч людей, французов и нефранцузов.

 
Ещё статьи...