Рефераты. Скачать реферат

Здесь Вы можете скачать рефераты и сочинения на любую тему

 
ГлавнаяСочинения по литературеБелая гвардияАнализ 1 главы 1 части романа М.А.Булгакова «Белая гвардия»
загрузка...
Анализ 1 главы 1 части романа М.А.Булгакова «Белая гвардия» Печать E-mail
Сочинение на тему: - Белая гвардия

«Роман этот я люблю больше всех других моих вещей», - так напишет Михаил Афанасьевич Булгаков о «Белой гвардии» в автобиографии. Вся современная ему литература, все писатели, призывали отказаться от прошлого. Булгаков же, напротив, любил то время, когда родился, воспитывался, рос, учился.… Отказ от него означал отказ от прежней счастливой жизни…. Поэтому во многих его произведениях, а особенно, в «Белой гвардии», нашли отражение многие автобиографические моменты, прежняя Россия.

Первой части предшествуют два эпиграфа. Первый из них взят из «Капитанской дочки» А. С. Пушкина: «Пошел мелкий снег и, вдруг, повалили хлопьями. Ветер завыл; сделалась метель. В одно мгновение темное небо смешалось с снежным морем. Все исчезло.

– Ну, барин, - закричал ямщик, - беда: буран». Этим автор хочет подчеркнуть свою связь с великим писателем, а именно – с историзмом Пушкина. В романе делается четкое разделение сил (это видно уже из названия романа), указываются точные, достоверные даты. Читатель сразу вспоминает, прочитав эпиграф, сюжет «Капитанской дочки», о тех кровавых временах пугачевщины. Но уже о других пугачевых пойдет речь в произведении Булгакова – они умны, современны, образованны.

«Велик был год и страшен по Рождестве Христовом 1918, от начала же революции второй. Был он обилен летом солнцем, а зимою снегом, и особенно высоко в небе стояли две звезды: звезда пастушеская – вечерняя Венера и красный, дрожащий Марс». Не случайно упоминание двух этих планет, не случайно подобраны им именно такие определения… Марс и Венера – указание на разделение народа в эту пору. Венера не зря названа пастушеской – это символ мира, мирного труда, Марс, как известно, - бог войны, поэтому он красный (цвет крови, агрессии), дрожащий (беспокойный).

Михаил Афанасьевич знакомит нас с семьей Турбиных, их домом, историей их семьи до начала повествования. Мать похоронена.… Но именно сейчас бы и начаться новой жизни - дочь Елена повенчалась с капитаном Сергеем Ивановичем Тальбергом, из долгих походов вернулся старший сын Алексей Васильевич Турбин. Немногим позднее мы узнаем, что есть еще Анюта, выросшая в доме Турбиной, и Николка – младший сын в семье. Маленький мальчик не понимает, почему Господь отнял у него маму сейчас, когда вся семья вместе, вновь воссоединилась. А еще он «не знал, что все, что ни происходит, всегда так, как нужно, и только к лучшему. Мать отнесли на кладбище, где давно уже лежал отец…"

Их жизнь – это отражение той эпохи, когда жилось им хорошо и спокойно. Много внимания уделяется описанию вещного окружения семьи Турбиных. Через эти описания дается характеристика и героев. Уютный дом, старинная мебель, изразцовая печка, часы, непременный запах хвои в конце декабря и цветные свечи на зеленых ветвях ели. Часы купил еще живой тогда отец давно, «когда женщины носили смешные, пузырчатые у плеч рукава». К часам все так привыкли, что, кажется, остановись они или пропади куда-нибудь, «грустно было бы, словно умер родной голос и ничем пустого места не заткнешь». Писатель легко вводит читателя в то время, когда происходит действие романа, «окружая» его вещами, «обитающими» в доме героев, - описания реалистичны и детальны.

Мать завещала жить дружно.… Но как? Ведь все почувствовали, что «давно уже начало мести с севера, и метет, и не перестает, и чем дальше, тем хуже», что грядут перемены, страшные перемены….

У первой части есть еще один эпиграф, который взят из Откровения Иоанна Богослова, проще – «Апокалипсиса»: «И судимы были мертвые по написанному в книгах сообразно с делами своими…». Через весь роман проходит мысль Булгакова о величии этой книги. В конце главы отец Александр зачитывает наугад фразу из открытой книги: «Третий ангел вылил чашу свою в реки и источники вод; и сделалась кровь», и тогда невольно вспоминается эпиграф.

Роман Булгакова пронизан образами-символами. Полна ими и первая глава. «Давно уже начало мести с севера, и метет, и не перестает, и чем дальше, тем хуже» - грядет что-то страшное, холодное, чужое до этого времени. «Упадут стены, улетит встревоженный сокол с белой рукавицы, потухнет огонь в бронзовой лампе, а "Капитанскую дочку" сожгут в печи». Это напоминает пророчество из «Апокалипсиса», но осовремененное, приуроченной именно к этой ситуации. Булгаков явно тревожится за судьбу пушкинского наследия, традиции, дорогого не только самому писателю, но и незаменимого для литературы вообще. Во время разговора с отцом Александром, Алексей смотрит в окно: «Ветви в церковном дворе закрыли и домишко священника. Казалось, что сейчас же за стеной тесного кабинетика, забитого книгами, начинается весенний, таинственный спутанный лес». Будущее у Турбиных такое же темное, непонятное, как и этот лес за стеклом…. Ясно, что придется пройти через множество лишений, реки крови и смерть, прежде чем понять и увидеть, что же ждет за темными лесами, тогда, когда перестанет дуть холодный северный ветер, перестанет крутить буран и погромыхивать земля.

 
Ещё статьи...