Рефераты. Скачать реферат

Здесь Вы можете скачать рефераты и сочинения на любую тему

 
ГлавнаяСочинения по литературеГерой нашего времениСвоеобразие жанра и композиции романа Лермонтова «Герой нашего времени»
загрузка...
Своеобразие жанра и композиции романа Лермонтова «Герой нашего времени» Печать E-mail
Сочинение на тему: - Герой нашего времени

«Героя нашего времени» называют монороманом, и это произведение является фактически уникальным в русской литературе. Задаче раскрытия характера Печорина как личности и как типа служат все остальные герои, а также композиция романа, испытавшая непосредственное влияние жанровых особенностей.

Вследствие того, что «Герой нашего времени» писался тогда, когда роман как жанр в русской литературе еще не сформировался окончательно, Лермонтов опирался в основном на опыт Пушкина и западноевропейские литературные традиции. Влияние последних выразилось в чертах романтизма «Героя нашего времени». Так, черты, характерные для романтического героя, в полной мере отразились в образе Печорина.

В первую очередь, это вязано с ореолом загадочности, окутывающем Печорина вплоть до исповедальной второй части романа, когда ситуация более или менее проясняется. Мы можем лишь предполагать, какие жизненные обстоятельства повлияли на формирование Печорина, а потому нам, к примеру, дик и непонятен его смех в сцене на крепостном валу после смерти Бэлы. Максим Максимыч, потрясенный такой реакцией героя на его слова сочувствия, отмечает: «У меня мороз пробежал по коже от этого смеха».

Однако «Герой нашего времени» – это в основе своей реалистическое произведение, и прежде всего реалистические тенденции в романе связаны с объективностью авторской позиции по отношению к герою, в чем роман Лермонтова имеет сходство с пушкинским «Евгением Онегиным». В частности, объективности изображения способствует такой прием, как смена «точек зрения» на героя: сначала мы видим его глазами простого офицера Максима Максимыча, потом странствующего офицера и лишь затем Печорин сам рассказывает о себе в своем дневнике.

Очевидно, что Печорин и Лермонтов не одно и то же лицо, хотя они и ближе друг к другу, нежели Онегин и Пушкин. В предисловии к роману Лермонтов подчеркивает эту мысль: «…Другие же очень тонко замечали, что сочинитель нарисовал свой портрет и портреты своих знакомых… Старая и жалкая шутка!».

Таким образом, мы видим, что роман «Герой нашего времени» сочетает в себе признаки романтизма и реализма. Однако тем самым жанровые особенности его не исчерпываются. Поражает широта проблематики романа: он определяется как социально-психологический и философский, что является следствием того, что в центре романа стоит проблема личности. «Герой нашего времени» … это портрет, составленный из пороков всего нашего поколения, в полном их развитии», – пишет Лермонтов в предисловии. Эта ключевая фраза во многом определяет суть социальной проблематики романа.

Печорин как социальный тип является вторым (после Онегина) «лишним человеком» в русской литературе. Однако социальный конфликт в «Герое нашего времени» острее, чем в «Евгении Онегине», что связано в первую очередь с тем, что Печорин, по словам Белинского, «бешено гонится за жизнью», чего не скажешь о пассивном Онегине. Тем не менее у обоих очень много схожих типических черт: разочарованность, эгоизм, склонность к самоанализу, богатство внутреннего мира, подавляемое внешним равнодушием и глубоким скептицизмом, озлобленность, сочетающаяся с благородными порывами души. Приведем только один пример. Печорин записывает в своем дневнике: «Разговор наш начался злословием… Я начал шутя – и кончил искренней злостью». Пушкин сообщает об Онегине: «Сперва Онегина язык / Меня смущал; но я привык / К его язвительному спору, / И к шутке, с желчью пополам, / И к злости мрачных эпиграмм».

Однако типичность характерна не только для образа Печорина, но и для других персонажей романа – Максима Максимыча, Грушницкого, княжны Мери и других. Порой автор целенаправленно подчеркивает типичность изображаемого круга, как, например, в характеристике «водяного общества»: «Они пьют – однако не воду, гуляют мало, волочатся только мимоходом; они играют и жалуются на скуку. Они франты … Они исповедывают глубокое презрение к провинциальным домам и вздыхают о столичных аристократических гостиных, куда их не пускают».

Но проблема личности рассматривается и в психологическом плане. Этой задаче подчиняются разнообразные художественные средства, среди которых не только монологи, диалоги, внутренние монологи, психологический портрет и пейзаж, но сама композиция произведения. Она строится с нарушением хронологической последовательности событий относительно жизни Печорина (тогда части располагались бы таким образом: «Тамань», «Княжна Мери», «Бэла», «Фаталист», «Максим Максимыч», «Предисловие к «Журналу Печорина»).

Структура лермонтовского романа, где первой частью является «Бэла», за которой следует «Максим Максимыч», а затем части, входящие в «Журнал Печорина», позволяет постепенно расширять представления читателя о герое, все глубже проникая в его психологию. При этом психологические аспекты тесно переплетаются с социальной проблематикой: склонность Печорина к рефлексии, например, характеризуется не только как его индивидуальное качество, но и как типичное явление эпохи.

Критика Печориным окружающей действительности и людей всегда остра и беспристрастна, но при этом он не менее безжалостен и по отношению к самому себе: «…Я стал перебирать присутствующих и отсутствующих наших знакомых, сначала высказал смешные, а после дурные их стороны. Желчь моя взволновалась»; «…Верно, было мне назначение высокое, потому что я чувствую в душе моей силы необъятные… Но я не угадал этого назначения, я увлекся приманками страстей пустых и неблагодарных; из горнила их я вышел тверд и холоден как железо, но утратил навек пыл благородных стремлений – лучший цвет жизни».

Приведенная цитата может служить иллюстрацией и философской проблематики романа, которая связана со стремлением личности к самопознанию, с поисками смысла жизни. Размышления Печорина над этими философскими вопросами встречаются во всех частях романа, особенно тех, которые входят в «Журнал Печорина», но более всего философская проблематика характерна для его последней части – «Фаталиста», по жанру являющемуся философской повестью. Это попытка дать философское истолкование характера Печорина, найти причины глубокого духовного кризиса всего поколения, представленного в его лице и поставить проблему свободы личности и возможности ее действий в самом широком плане.

Сравнивая современного человека с предшествующими поколениями людей, герой отмечает: «А мы, их жалкие потомки, скитающиеся по земле без убеждений и гордости, без наслаждения и страха, кроме той невольной боязни, сжимающей сердце при мысли о неизбежном конце, мы не способны более к великим жертвам ни для блага человечества, ни даже для собственного нашего счастья, потому что знаем его невозможность и равнодушно переходим от сомнения к сомнению». Как похожи эти мысли о современном человеке на те размышления о своем поколении, которые Лермонтов выразил в стихотворении «Дума»:
Печально я гляжу на наше поколенье!

Его грядущее – иль пусто, иль темно,

Меж тем, под бременем познанья и сомненья,

В бездействии состарится оно.

Таким образом, центральная проблема романа – проблема личности – определила его основные жанровые особенности, как и структуру произведения. Композиция романа на первый взгляд кажется излишне усложненной. По словам Белинского, «Герой нашего времени» представляет собой несколько рамок, вложенных в одну большую раму, которая состоит в названии романа и единстве героя. Части этого романа расположены сообразно с внутренней необходимостью».

Такой «внутренней необходимостью» стала загадка характера Печорина, которая последовательно раскрывается от части к части. В «Бэле» мы получаем первые, весьма поверхностные представления о Печорине со слов Максима Макcимыча. Его представления о герое как о человеке необыкновенном передаются и нам: «Ведь есть, право, этакие люди, у которых на роду написано, что с ними должны случаться разные необыкновенные вещи». Кроме того, поступки и слова Печорина никак не комментируются, отчего «облако» таинственности вокруг него становится более плотным.

В рассказе «Максим Максимыч» рассказчиком выступает странствующий офицер, являющийся слушателем истории о Печорине в «Бэле». Он демонстрирует намного большую прозорливость, чем Максим Максимыч в предыдущей части. Мы получаем в свое распоряжение психологический портрет Печорина, который позволяет нам делать некоторые выводы о его личности. Повествователь уделяет особое внимание глазам Печорина, которые «не смеялись, когда он смеялся», делает предположение о противоречивости его характера на основе внешних противоречий.

Но тайна Печорина окончательно раскрывается лишь им самим во второй части романа, уже после того, как мы узнаем о его смерти из «Предисловия» к его журналу. «Журнал Печорина» – это своего рода один большой внутренний монолог, своеобразный итог всем догадкам и сомнениям.

«Тамань» представляется собой романтическую новеллу с элементами авантюрности в сюжете. Но создающийся в ней романтический ореол разрушается самоиронией автора «Журнала»: упоминание о том, что он не умеет плавать, – явно антиромантическая деталь. А загадочный поначалу сюжет заканчивается заключением Печорина о том, что он столкнулся с «мирным кругом честных контрабандистов», до которых ему, по сути, нет никакого дела.

В социально-психологической повести «Княжна Мери» наиболее полно раскрывается характер Печорина, для чего используется богатый арсенал средств прямого и косвенного психологизма. Очень важную роль при этом играет и развернутая образная система. Например, «процесс» завоевания любви княжны Мери сопровождается большим количеством внутренних монологов, а ее чистота и наивность делают эгоизм Печорина еще более очевидным: «Я часто себя спрашиваю, зачем я так упорно добиваюсь любви молоденькой девочки, которую обольстить я не хочу и на которой никогда не женюсь?… А ведь есть необъятное наслаждение в обладании молодой, едва распустившейся души!».

Кроме того, в этой повести присутствуют сразу два образа, которые не противопоставляются Печорину, а сопоставляются с ним – это Вернер и Вера. О Вернере Печорин говорит: «Мы друг друга скоро поняли с сделались приятелями, потому что я к дружбе не способен». Вера – «это одна женщина», которая, по словам самого Печорина, поняла его «совершенно, со всеми … слабостями, дурными страстями». Но и с этими наиболее близкими для него людьми герою предстоит расстаться в конце повести навсегда.

В «Фаталисте» после того, как загадка Печорина «разгадана», поясняется неизбежность появления характеров, подобных ему. Эпоха требовала критического ума: «После всего этого как бы, кажется, не сделаться фаталистом? Но кто знает наверное, убежден ли он в чем или нет?.. и как часто мы принимаем за убеждение обман чувств или промах рассудка!..». Именно привычка сомневаться во всем не позволяет Печорину не оправдывать ни себя, ни других, что, однако, «не мешает решительности характера».

Таким образом, мы убедились в том, что все жанровые и композиционные особенности романа обусловлены его главной задачей: всесторонне показать героя времени и осветить проблему личности – в том ее аспекте, который был наиболее актуален для данной эпохи. И это стало основой не только его жизненности, но и художественного совершенства.

 
Ещё статьи...