Рефераты. Скачать реферат

Здесь Вы можете скачать рефераты и сочинения на любую тему

 
ГлавнаяРефератыРефераты по педагогикеГуманистическая педагогика Адольфа Дистервега
загрузка...
Гуманистическая педагогика Адольфа Дистервега Печать E-mail
Скачать реферат на тему: - Рефераты по педагогике

Содержание:

Введение................................................................................................................. 3

1 Глава. Фридрих Вильгельм Адольф Дистервег - «учитель немецких учителей», педагог-гуманист………………………………………………...…..4

1.1. Смысл гуманистической педагогики.….…... ………………..…......4-5

1.2. Жизненный и творческий путь А. Дистервега ………………..….6-10

2 Глава. Педагогика А. Дистервега. Принципы, правила…………….….……11

2.1. Принципы воспитания А. Дистервега………………………….…11-15

2.2. Дидактические правила …………………………..………….……16-20

Заключение…………………………………………………………………….....21

Список литературы………………………………………………………………22

Введение

Педагогику Адольфа Дистервега можно назвать гуманистической, гуманной, Человечной с большой буквы этого слова. Ведь смысл и значение жизни вообще и человеческой жизни в особенности, по Дистервегу, заключается в стремлении к лучшему и более совершенному состоянию, в распространении и утверждении царства истины, добра и красоты.

В тесной связи с такими взглядами на жизнь стоят и взгляды Дистервега на задачи воспитания. В человеке дремлет дух того высшего целого, к которому он принадлежит. Если воспитанием этот дар превратить в живую силу, то в человеке проснется дух любви, дух Божий. Задача воспитания - развить все стороны человеческой природы, все силы, данные человеку, и поставить его на путь самостоятельного развития.

В современном обществе с его погоней за новыми идеями и технологиями мы часто забываем о тех духовных ценностях, которые подарили нам предыдущие поколения. А иногда используем их как само собой разумеющуюся истину, забывая о тех людях, которые открыли эту истину путем долгих лет исканий, порой, вопреки общепринятому мнению и государственных догматов. Их служение обществу и безграничная преданность любимому делу и сейчас еще может послужить примером для многих выдающихся умов нашего времени.

В своём реферате я хочу не только показать и осветить жизнь автора, идеи, смысл педагогики А. Дистервега, но также обозначить её актуальную гуманистическую направленность, её ценность и значимость в наши дни. Мне близки и понятны его идеи. Именно человеколюбие могло послужить вере в такие принципы воспитания человека, как принцип культоросообразности, обеспечения гармоничному развитию детей посредством только глубокого знания психологии и физиологии, и воспитанию самодеятельности, как высшей формы обучения и познания.

1 Глава. Фридрих Вильгельм Адольф Дистервег – «Учитель немецких учителей», педагог-гуманист.

1.1. Смысл гуманистической педагогики.

Смысл изменения системы воспитания - в ее гуманизации, когда в совершенствовании человека видят не средство благополучия общества, а цель общественной жизни, когда становление личности предполагает выявление и совершенствование всех сущностных сил человека, когда самого индивида мыслят не "управляемым", а творцом самого себя, своих обстоятельств. Гуманистическое воспитание, которое предстоит утвердить в школе, призвано выступить преемником лучшего из культурного наследия, при этом важно отбросить то, что было создано людьми в целях формирования человека-средства, но сохранить то, что способствует возвышению личности. В основе гуманистической системы воспитания лежат следующие идеи: личностный подход в воспитании (признание личности развивающегося человека высшей социальной ценностью; уважение уникальности и своеобразия каждого ребенка, подростка, молодого человека, признание их социальных прав и свобод; ориентация на личность результат и показатель эффективности воспитания; отношение к воспитаннику как субъекту собственного развития; опора в воспитании на совокупность знаний о человеке, на естественный процесс саморазвития формирующейся личности, на знание закономерностей этого процесса). [6]

Немецкая философия Х1Х в. в лице И.Канта, Г.Гегеля, Й.Гербарта, А.Дистервега выдвинула и обосновала идею гуманистического образования личности и ее самосознания, предложила пути реформирования системы и школьного, и университетского образования. [5] Ситуацию, сложившуюся в сфере образования и подготовки учителей, можно обозначить как ориентированную на идеалы гуманистической педагогики и психологии. В этом отношении состояние немецкой школы отражает ведущие тенденции развития мирового педагогического процесса. В настоящее время гуманистическая ориентация оказывает огромное влияние на развитие образования, особенно в сфере подготовки учительских кадров, выдвигая новый идеальный образ учителя. Ее сторонники считают, что школа должна не только давать знания, формировать умения и навыки, но, прежде всего, обеспечить самоопределение и самореализацию личности, готовить детей к жизни в эпоху быстрых социокультурных перемен, меняющихся исторических условий динамичного информационного общества. Это порождает необходимость в самоидентификации и самоактуализации для каждого человека, в способности человека сохранять личностный стержень, дабы не утратить свое "Я", не превратиться в прагматика-конформиста. Представители гуманистической педагогики полагают, что одного интеллекта недостаточно для того, чтобы решать многочисленные проблемы, стоящие перед любым государством, обществом, цивилизацией. Необходим человек, способный не только мыслить, но и чувствовать, переживать, действовать, обладающий развитой интеллектуальной, эмоциональной, волевой сферами. [6]

Таким был Адольф Дистервег, он, отвергая революционный путь изменения обществен­ных отношений, возлагал надежды на мирное пре­образование общества и, особенно на просвещение на­рода. Он защищал идею общечеловеческого воспита­ния. Задача школы, по его мнению, заключается в воспитании гуманных и сознательных граждан, а не «истинных пруссаков». [4;747] Он воспринял гуманизм Лессинга, Гердера, Шиллера, Гёте. Корни его мировоззрения — в просветительной и гуманистической литературе XVIII в. Цель воспитания Дистервег видел в том, чтобы развить в подрастающем поколении «самодеятельность в слу­жении истине, красоте и добру». При всей абстрактности и неопре­деленности этой туманно-романтиче­ской формулы, она имела все же прогрессивное значение для своего времени, так как в противовес реак­ционным официальным «установкам», возбуждала у учительства стремле­ние к каким-то высшим человеческим целям жизни и воспитания. [8;80]

1.2. Жизненный и творческий путь А. Дистервега

Фридрих Адольф Вильгельм Дистервег родился 29 октября 1790 года в Зигене, в Вестфалии, получил воспитание сперва в Гербронне, (Нассау), затем в Тюбингенском университете, где кончил курс доктором богословия. Но духовная карьера не привлекала его, тем более что в нем выработались, при всей религиозности, довольно свободные мнения относительно некоторых догматических вопросов. Более по сердцу была ему деятельность учителя, и мы видим его сперва домашним учителем в Мангейме, затем вторым учителем eсоlе sесоndaire в Вормсе. В 1813 году он получает учительское место во Франкфурте-на-Майне, при Образцовой Школе. Эта школа вполне заслуживала название “образцовой”. При ней подвизался кружок непосредственных учеников Песталоцци (Грунер, Ненни, де-Ласпе и др.), горячо преданных делу. Под влиянием этого кружка Дистервег изучил сочинения Песталоцци, проникся идеями “великого народного пророка” и решил всю жизнь свою посвятить делу народного образования. В 1818 году, став вторым ректором латинской школы в Эльберфельде, он здесь встретился с Вильбергом, натурой родственной Песталоцци, человеком необычайных педагогических дарований и огромного влияния на окружающих.
В 1820 году перед Дистервегом открывается более широкая и самостоятельная арена деятельности. Он — директор учительской семинарии в Морсе, в Рейнской провинции. О тех чувствах, которые воодушевляли его, можно судить по заметке, найденной в его посмертных бумагах и относящейся ко второму году директорства. “Я учитель,— пишет он,— учитель всей душой и рад, что могу образовать учителей же. Удастся мне сделать что-либо из семинаристов (хоть и не в смысле чего угодно), мне нечего заботиться о том, что они станут делать в жизни. Что человек делает, зависит от того, что он есть. Из кого ничего не вышло, по собственной ли вине, в силу ли обстоятельств, тот многого никогда не сделает. Но невозможно, чтобы тот, кто делен, искусен, ловок, мыслящий, чувствующий человек, словом тот, кто есть что-либо, не сделал ничего или сделал только бесполезное, сомнительное, дурное”.

В 1827 году Дистервег расширил свою деятельность изданием педагогического журнала, существующего и до сих пор: “Rheinische Blatter fur Erziehund und Unterricht”, дававшего по шести книжек в год. В течение почти сорока лет Дистервег был неутомимым сотрудником этих “Рейнских Листков”: статей, принадлежащих его перу, в журнале около четырехсот.
Такой человек не мог долго остаться незамеченным в высших административных сферах Пруссии, при господствовавшем в то время либеральном взгляде на народное образование. Министерство Альтенштейна в деле народного образования держалось воззрений знаменитого реформатора Пруссии и одного из величайших государственных людей всех времен и народов — министра Штейна, сказавшего в 1810 году: «Если методой, основанной на знании внутренней природы человека, будет развита каждая из его духовных сил, возбужден и воспитан всякий благородный принцип,— если мы порвем с нынешним односторонним воспитанием, и будем тщательно взращивать — чем пренебрегали до сих пор, те побуждения, на которых основывается сила и достоинство человека: любовь к Богу, к королю и отечеству, то мы можем надеяться, что вырастет физически и нравственно крепкое поколение и мы увидим лучшее будущее».
В 1832 году Дистервег получает должность директора Берлинской “семинарии для городских школ”. Пятнадцать лет он с честью подвизался на новом месте. Со всех концов Германии, из других земель, Венгрии, даже России, стекались сюда ученики, чтобы увидеть знаменитого педагога среди дела, научиться у него трудному искусству воспитания и обучения и вдохновиться его горячей верой в великое значение учительской деятельности. Кто видел его, у тех навеки запечатлелся в памяти образ этого необыкновенного человека.

Дадим же и мы его характеристику со слов Вихарда Ланге, его друга и нынешнего редактора “Rheinische Blatter”.

“Дистервег был среднего роста, широкоплеч, с короткой шеей. Под выдающимся вперед, тонко изваянным лбом, густые брови осеняли глубоко лежавшие блестящие два глаза, которые говорили и о чуткости и мощи ума и о добродушии и мягкости сердца. Тонкий римский нос под острым углом отделялся из-под выступа лобной кости. Вокруг почти безгубого, резко очерченного рта обыкновенно играла саркастическая и все же добрая улыбка. Подбородок, красиво сформированный, сравнительно большой и массивный, казалось, указывал на крупную силу воли. Живость и подвижность всего его существа выражалась в частых движениях лицевых мышц и в привычке проводить рукой по лысой голове. Настоящим оратором он не был и обыкновенно выражался короткими, отрывистыми фразами, оттеняя речь оживленной жестикуляцией. Но когда его охватывало жившее в нем воодушевление к своему призванию, что случалось, разумеется, нередко — его речь всегда производила глубокое и благотворное впечатление на слушателей. Возбуждающая сила, исходившая от этого духовно неистощимого, оригинального человека, была беспримерна. Ученикам, старшим и младшим, юношам и детям в его присутствии нельзя было не быть внимательными: где бы он ни появлялся, там пробуждались жизнь и всестороннее умственное движение.. Не полицейским надзором, не строгой дисциплиной, поддерживал он своих учеников на добром пути. Его душевное благородство возбуждало и в юношах подобное же состояние души, и его великие стремления находили себе отголосок и в их сердцах: сами юноши большею частью поднимались выше рутины. Да и впоследствии между бывшими учениками и учителем не было тех преград, которые почти всегда отделяют элементарного учителя от своего академически образованного коллеги. Его строгие требования, его часто бесцеремонные замечания и выговоры отвращали от него только людей с низменными чувствами. Кто же хоть сколько-нибудь был в силах понимать необычную умственную жизнь, тот всегда относился к нему с благодарностью и благоговением”. [3]

В 1832—41 он создал в Берлине 4 учительских общества, а в 1848 был избран председа­телем «Всеобщего немецкого учительского союза». В июле 1848 Дистервег вместе с депутатами «левой» фракции прусского национального собрания подписал «Записку 23», авторы которой вы­ступали против конфессиональной школы и требовали единой народной школы для «всех детей нации без различия состояний и будущего призвания». Дистервег, хотя и призна­вал религию в духе рационалистического христианства, в сво­их статьях протестовал против опеки церкви над шко­лой и критиковал церковные догматы, называя их «ре­лигиозным абсолютизмом». [4;747]

В 1847 году Дистервег был отстранен от службы за «опасное воль­нодумство», в 1850 году последовала его окончательная отставка, а 1,2 и 3 октября 1848, в министерство Раумера, были изданы знаменитые “три прусские регулятивы”. Можно себе представить чувство Дистервега при этом двойном ударе: быть вырванным из той стихии, с которой сросся всей душой, и до конца жизни видеть лишь упадок дела, которому служил.
В последние десятилетия жизни мы видим “школьного учителя Германии” хотя на верху славы и популярности, но “не у дел”.
Много и отдельных брошюр вышло из-под его пера. Но он не был литератором по призванию. Всей душой этой деятельности он не мог отдаться. 7 июля 1866 года, 76-летний старец, еще полный сил, как показывает его чудный по содержанию и форме доклад городу Гамбургу, скончался, чтобы вечно жить в памяти и своего народа и всех тех, кому дороги интересы образования.

Блестящий педагог-практик, Д. был автором св. 20 учебников и руководств по математике, нем. языку, естествознанию, географии, популярной астрономии. Его «Руководство к математической географии» («Lehr-buchdermathematischenGeographic...», 1840) и «Эле­ментарная геометрия...» («ElementareGeometriefiirVolksschulenundAnfangeriiberhaupt», 1860) были пе­реведены на русский язык, пользовались широкой извест­ностью. Из-под его пера вышли: Спорные вопросы из области педагогики, Письма о воспитании и обучении, Педагогическое путешествие по Дании, Педагогическая Германия, Учебник космографии, Методическое руководство к классному обучению счету (в сотрудничестве с Гейзером), Учебник к классному обучению счету, Хрестоматия для обучения и чтения, Практический курс немецкого языка. В 1835 был напечатан основной труд Д. «Руко­водство к образованию немецких учителей» («WegvveiserzurBildungfurLehrerunddieLehrerwerdenwollen»), 1-я часть его посвящена общим вопросам педагогики и дидактики, а 2-я, написанная при участии учителей,— преподаванию отдельных предметов. [3]

2 Глава. Педагогика А. Дистервега. Принципы, правила.

2.1. Принципы воспитания А. Дистервега

Высказав мысль о ведущей роли обучения в процессе воспитания подрастающего поколения, Дистервег пытался найти основные принципы воспитывающего обучения, которыми должен руководствоваться в своей деятельности каждый учитель.

Принцип природосообразности. Природосообразность воспитания предполагает определение возможного для данного возраста и пола ребенка уровня развития субъективных личностных свойств, на формирование которых следует ориентироваться; опору на мотивационно-потребностную сферу учащихся конкретного возраста; преодоление противоречий, характерных для данного возраста и проявляющихся в социальной ситуации развития и в ведущем виде деятельности; построение возрастно-психологической диагностики и коррекции поведения с учетом принятой в науке периодизации возрастов.[5]

Дистервег ста­вил во главу угла "развивающе-воспитательное и образова­тельное обучение". Он предлагал в воспитании и обучении следовать природе человека, учитывать индивидуальные и возрастные особенности ребенка. [1;238] «Развитие — всеобщий признак, основной закон жизни, как вообще свободное развитие — лозунг нашего времени. Всякая тварь, человек, народ, могущие развиваться без помехи - счастливы, свободны. По мере сил содействовать всеобщему развитию — вот обязанность каждого отдельного человека» - говорит Дистервег. Также он подчёркивал, что, только зная психологию и физиологию, педагог может обеспечить гармоничное разви­тие детей. В психологии он видел «основу науки о воспитании». Как и Песталоцци, Дистервег полагал, что чело­век обладает врождёнными задатками, которым свой­ственно стремление к развитию. Задача воспитания - возбудить задатки, чтобы они могли самодеятельно раз­виваться. «Без возбуждения не может быть развития.. Воспитывать — значит возбуждать. Теория воспита­ния является теорией возбуждения» [4;748] Подобно Руссо и Песталоцци, Дистервег использовал принцип при­родосообразности в качестве одного из средств борьбы против феодаль­ной педагогики. В противоположность схоластической педагогике, игно­рировавшей природные возможности, склонности и интересы детей, он полагал, что школьное обучение должно опираться на естественные си­лы, заключенные в ребенке. Каждый человек от рождения обладает суммой определенных способностей, которые при правильно организо­ванном воспитании развиваются, а при неумелом — могут заглохнуть. Чтобы способности ребенка не заглохли, учитель должен постоянно за­ботиться об их развитии, предоставляя детям возможность применять свои силы, знания и умения на практике.

Требование Дистервега относительно учета индивидуальных особен­ностей детей в процессе воспитания и обучения тесно связано с требо­ванием одновременного изучения этого процесса. В работе «Принцип современной педагогики» он писал: «Ничто не совершается против при­роды вещей, то же самое в мире детей. Поэтому современная педагоги­ка старается понять законы естественного развития ребенка, чтобы по­могать этому развитию с самого начала, пусть даже эта помощь будет состоять только в устранении препятствий. Так как природа вещей не может быть выдумана из головы, может быть понята только эмпириче­ским, а не спекулятивным путем, то стремящаяся к разумности педаго­гика обращается к опыту и наблюдению, к людям, которые показали себя в этом деле мастерами»

Таким образом, Дистервег приходит к выводу, что правильное, ра­зумное воспитание детей должно строиться на основе знания законов естественного развития ребенка. Изучение этих законов — задача дет­ской психологии, которой он придавал очень большое значение. Психо­логию он даже называл «основной наукой науки о воспитании», хотя и признавал, что в его время она еще не была подлинной наукой и де­лала лишь свои первые шаги. На основе изучения психологических особенностей детей и подрост­ков [7;65]

2. Принцип культуросообразности означает организацию учебно-воспитательного процесса на основе определенной внешней, внутренней и общественной культуры. Он писал, что «... в воспита­нии необходимо принимать во внимание условия ме­ста и времени, в которых родился человек или пред­стоит ему жить, одним словом — всю современную культуру в широком и всеобъемлющем смысле слова, в особенности культуру страны, являющейся родиной ученика». [4;748] Считая, что учитель и воспитатель всегда должны принимать во внимание потребности своего времени, своего народа, Дистервег указы­вал на очень большое значение преподавания отечественной истории и географии, родного языка и родной литературы. Однако к правильно­му пониманию общественного характера воспитания он прийти не мог. Идеалистически представляя себе взаимоотношение между человеком и обществом, Дистервег считал, что сущность человека определяется природными, внутренними качествами, присущими ему от рождения. Поэтому-то и принцип культуросообразности подчинен у него принципу природосообразности.

Наиболее подробно свои взгляды по этому вопросу Дистервег из­ложил в статье «О культуре и культуросообразном воспитании», в ко­торой делил культуру на три большие области: культура внешняя, куль­тура внутренняя и культура общественная. К внешней культуре он от­носил способы удовлетворения физических потребностей: как человек питается, одевается, живет, каковы его нравы и обычаи. Внутренняя культура охватывает духовную жизнь человека, его познавательную, чувственную, волевую деятельность. Наконец, общественная культура включает в себя господство человека над силами природы и все формы его общественной жизни в их сочетании с культурой данного народа. Та­ким образом, общественная культура, по Дистервегу, занимает как бы промежуточное место между внешней и внутренней культурой. Обуче­ние, по его мысли, становится развивающим и воспитывающим только тогда, когда оно строится с учетом данных внешней, внутренней и об­щественной культуры. [7;67]

3. Принцип самодеятельности

Самодеятельность, под которой он понимал активность, инициативу, Дистервег считал важнейшей чертой личности. «Быть человеком,— по его словам,— значит быть само­деятельным в стремлении к разумным целям…..Развитие и образование ни одному человеку не могут быть даны или сообщены. Всякий, кто желает к ним приобщиться, должен достигнуть этого собственной деятельностью, собственными силами, собственным напряжением. Извне он может получить только возбуждение... Поэтому самодеятельность - средство и одновременно результат образования…» В развитии детской самодеятельности он видел и конечную цель, и непременное условие всякого обра­зования: «Пробуждение самодеятельнос­ти как в ученике, так и в учителе я считаю высшим достижением его формального развития и вос­питания». [2;249]

Положение Дистервега о том, что «...ум наполнить ничем нельзя. Он должен самодеятельно все охватить, усво­ить и переработать», актуально и в на­ши дни. Этот принцип можно выделить, как самый важный: «Конечная цель всякого воспитания - воспитание самостоятельности посредством самодеятельности». Ум, воля, память, мышление, наблюдательность, свой­ственные всем людям, развиваются в процессе самодеятельности, о раз­витии которой у своих учеников учитель и должен заботиться.

Воспитание, по существу, заканчивается тогда, когда человек начи­нает проявлять желание и чувствовать в себе силу продолжать всю жизнь работу по самообразованию, когда он начинает видеть пути и методы этого самообразования. Задачу учителя Дистервег ограничи­вал заботой о развитии природных способностей. Кто же впоследствии выйдет из ученика — математик, техник или музыкант, — это уже дело не учителя.

Самодеятельность в понимании Дистервега равнозначна свободному, самостоятельному познанию. В противовес догматизму и авторитаризму феодальной педагогики он защищал право каждого человека на разви­тие самостоятельного мышления. По его мнению, самостоятельность мы­шления должна вести к сознательной деятельности в жизни.

В «Руководстве для немецких учителей» Дистервег писал: «Соб­ственно человеческим в человеке является его самодеятельность. Все человеческое, свободное, оригинальное исходит из этой самодеятельности... Воспитание простирается лишь настолько, насколько позволяет самодеятельность; только настолько, насколько ее хватает, возможно как образование человека другими, так и его самообразова­ние. Главной заботой воспитателя, следовательно, должно быть развитие самодеятельности, которая поможет человеку позднее сделаться господи­ном, руководителем своей жизни» [7;66]

2.2. Дидактические правила

Формально дидактика (от греческого didasko — учить, доказывать, объяснять) определяется как отрасль педагогики, исследующая научные основы обучения и образования. Другое определение дидактики — теория обучения — также характеризует ее как науку о способах и методах целенаправленного процесса приобретения или/и передачи знаний. Важным моментом в этом определении является указание на необходимость организации специальных условий для передачи знаний. Эти условия реализуются в ходе функционирования системы образования, элементами которой являются семья, дошкольные и школьные учреждения, вузы и другие институты образования.

Одна из важнейших заслуг Дистервега в том, что он создал дидактику развивающего обучения, сформулированную в законах и правилах. В его книге “Руководство к образованию немецких учителей”, вышедшей в 1835 г., приводится обобщающая система дидактических правил, направленных на обеспечение наглядности и доступности материала обучения, сознательности усвоения знаний, заинтересованности и личной активности учащихся в процессе обучения.

I. Правила обучения, относящиеся к ученику, к субъекту .

1.Обучай природосообразно,
2.Руководствуйся при обучении естественными ступенями развития подрастающего человека
3.Начинай обучение, исходя из уровня развития ученика, и продолжай его последовательно, непрерывно, без пропусков и основательно!
4.Не учи тому, что для ученика, пока он это учит, еще не нужно, и не учи тому, что для ученика впоследствии не будет более нужно.
5.Обучай наглядно.
6.Переходи от близкого к далекому, от простого к сложному, от более легкого к более трудному, от известного к неизвестному.
7.Веди обучение не научным, а элементарным способом.
8.Преследуй всегда формальную цель или одновременно формальную и материальную; возбуждай ум ученика посредством одного и того же предмета, по возможности разносторонне, и именно: связывай знание с умением и заставляй его упражняться до тех пор, пока выученное не сделается достоянием подсознательного течения его мыслей.
9.Никогда не учи тому, чего ученик еще не в состоянии усвоить.
10.Заботиться о том, чтобы ученики не забывали того, что выучили.
11.Не муштровать, не воспитывать и образовывать для данного случая, а заложить общие основы человеческого, гражданского и национального образования.
12.Приучай ученика работать, заставь его не только полюбить работу, но настолько с ней сродниться, чтобы она стала его второй натурой.
13.Считайся с индивидуальностью твоих учеников.

II. Правила обучения, касающиеся учебного материала, объекта.

1.Распределяй материал каждого учебного предмета в соответствии с уровнем развития и законами развития ученика.
2.Задерживайся, главным образом, на изучении основ.
3.При обосновании производных положений возвращайся почаще к первоначальным основным понятиям и выводи первые из последних.
4.Распределяй каждый материал на известные ступени и небольшие законченные части.
5.Указывай на каждой ступени отдельные части последующего материала и, не допускай существенных перерывов, приводи из него отдельные данные, чтобы возбудить любознательность ученика, не удовлетворяя ее, однако, в полной мере.
6.Распределяй и располагай материал таким образом, чтобы (где только возможно) на следующей ступени при изучении нового снова повторялось предыдущее.
7.Связывай родственные по содержанию предметы.
8.Переходи от предмета к его обозначению, а не наоборот.
9.Считайся при выборе метода обучения с природой предмета.
10.Распределяй учебный материал не на основе надуманных понятий, общих схем, а всегда рассматривай его всесторонне.
11.Выводи последующие положения не посредством общих действий, но развивай их из природы предмета.
12.Содержание обучения должно соответствовать уровню современной науки.

III. Правила обучения в соответствии с внешними условиями, временем, местом, положением и т.д.

1.Проходи со своими учениками предметы скорее последовательно, чем одновременно.
2.Считайся с (предлагаемым) будущим положением твоего воспитанника.
3.Обучай культуросообразно.

IV. Правила обучения, касающиеся учителя

1.Старайся сделать обучение увлекательным (интересным).
2.Обучай энергично.
3.Заставляй ученика правильно устно излагать учебный материал. Следи всегда за хорошим выговором, отчетливым ударением, ясным изложением и логическим построением речи.
4.Никогда не останавливайся.

В развитии умственных сил, логи­ческого мышления Дистервег прида­вал большое значение приучению учащихся к логически последова­тельной речи. Важно, чтобы они умели последовательно изложить ход мыслей, обосновать основные поло­жения. Учитель должен наблюдать за ясностью их изложения и логич­ностью его построения, за отчетли­востью их дикции. Нужно дать им больше возможностей упражняться в такой речи, приучать к ней (это гораздо труднее, чем говорить само­му учителю). Вредная привычка — превращать уроки в лекции, за­ставлять учащихся больше слушать, чем говорить

Дистервег горячо популяризировал профессию учителя и признавал, что учитель играет решающую роль в воспитании и обучении детей. Его девиз: «Покажи мне своих учеников, и я увижу тебя!»

Строги те требования, с которыми Дистервег обращается к учителю.
Учитель нового времени, прежде всего, должен сам стоять на пути истинного развития. Он должен обладать смелостью мышления, никогда не преступаться против Лессингова “стремления к истине”, руководиться любовью к человечеству, серьезно и честно содействовать решению задач своего времени в пределах педагогической деятельности, должен, наконец, вдумываться в природу человека, в искусство воспитания и обучения, в котором ведь и мастер всегда остается учеником. Ни к чему другому не должен стремиться учитель, как быть воспитателем и учителем. Он не должен быть политиком, человеком клуба и партий, у которого бушующие в груди страсти затмевают ясность чувства и спокойствие духа. Но это не значит, чтобы учитель имел право отстраняться от интересов “целого”, быть равнодушным к ним. Сознавать свои государственные и гражданские обязанности — его долг. Только сам он не должен “браться за политику”. [3]

Истинное препо­давание, «касающееся самых глубо­ких корней духовной жизни ученика, действует на образование воли и ха­рактера». Одним из важнейших источников дидактической силы учи­теля является твердость его воли, энергия и решительность, сила его педагогического характера. «Когда такая решительная сила воли воз­действует, на юную душу, эта по­следняя испытывает возбуждение и оживление в самой глубине своей духовной жизни». Постоянство вос­питательной линии, твердое ее про­ведение, неуклонность требований к учащимся, настойчивость, уверен­ное движение по пути осуществления. «...Только человек решительный, энергичный, с твердым характером, знающий чего он хочет, почему он хочет и какие средства ведут к ис­полнению его воли,— только такой человек может воспитать решитель­ных, энергичных, сильных характе­ром людей». Дистервег справедливо указывал, что это свойство учителя делает излишними всякие ухищрения и специальные дисциплинарные сред­ства. В дисциплине он видел не «сумму внешних приемов», а ре­зультат воспитывающего обучения, (формирующего нравственные убеж­дения и характер учащихся. «Дис­циплина является лишь следствием подобного обучения...».

« Всякое истинное обучение обла­дает нравственной, развивающей ха­рактер силой». Эта мысль проходит у него красной нитью. «Познание истины отражается на образе мыс­лей, складе убеждений и поведении, на всех сторонах характера...Всё существо человека под влиянием обучения проникается ум­ственным и нравственным разви­тием». [8;84]

Заключение

Можно сделать вывод, что гуманистическая педагогика Адольфа Дистервега играет важную роль в системе образования. Стремление к гуманизации образования характерная особенность нашего времени, времени быстрых и резких изменений природной и социальной среды, идеологических систем, профессиональных требований и технологических возможностей. Современное образование должно быть направлено на развитие личности человека, раскрытие его возможностей, талантов, становление самосознания, самореализации. Необычайно важные идеи А. Дистервега, за которыми следуют педагоги и нашего времени, уже принято считать классическими и образцовыми.

В Германии Дистервегпользуется признанием со стороны официальной педагоги­ки. Во всём мире передовые педагогические взгляды Дистервега получили вы­сокую оценку, в Германии учреждена медаль его имени, которой награждаются заслуженные учителя, издаётся полное собрание сочинений Дистервега. Педагогика ценит Дистервега как прогрессивного обще­ственного деятеля, видного теоретика и практика педагогики.

На кладбище Св. Матвея в Берлине, где покоятся его останки, ученики и почитатели соорудили ему прекрасный памятник. На доме, где он жил в последние годы и умер, столичное городское управление установило памятную доску. Такая же доска в Зигене указывает дом, где он родился. В новой берлинской ратуше и на внешнем фасаде у новой учительской семинарии пластикой увековечены его черты. В Вестфалии, родной его провинции, сооружен ему памятник рядом с тем великим человеком, благодаря которому взошла в начале этого века для Германии заря лучшего будущего, рядом с памятником Штейну. Самый памятник представляет бронзовый бюст, несколько больше натуральной величины. На высоком пьедестале (8 футов) из красного полированного гранита, впереди вырезаны слова: Адольф Дистервег, с боков—Морс 1820—1832 Берлин 1832—1866. [3]

Список литературы

1. Джуринский А.Н. История педагогики: Учебное пособие для студ. ПедВУЗов. – М.; Гуманит. изд. Центр ВЛАДОС, 1999.- 432с.

2. Дистервег А. Руководство к образованию немецких учителей [Публ. фрагм из прудов нем. педагога, 1834г.] // Нар. Образование, 2001. - №1

3. Штуцер И.Памяти Дистервега // Записки учителя, 1883. - № 5. Учитель.ru: Публикации: http://www.teacher.fio.ru/news

4. Педагогическая энциклопедия. Гл. ред. – А.И. Каиров и Ф.Н. Петров.

- М.; «Советская энциклопедия» 1964.

5. Соколова Л.Б..Совместное обсуждение образования философами и педагогами - состоялось! Хроника научной жизни http://www.credo.osu.ru.htm 1999.

6. Болотова А. Гуманистическая ориентация высшего педагогического образования в Германии.http://www.ntp.ed.gov.ru

7. Пискунов А.И. Дидактические взгляды Адольфа Дистервега // Советская педагогика, 1956. - №1. – с. 63-70

8. Фрумов С.А. Педагогическая деятельность Дистервега // Советская педагогика, 1951. - №7. – с. 79-85

 
Ещё статьи...