Рефераты. Скачать реферат

Здесь Вы можете скачать рефераты и сочинения на любую тему

 
ГлавнаяБиографииКантемир А.Кантемир А. биография
загрузка...
Кантемир А. биография Печать E-mail
Кантемир А.

Князь Антиох Дмитриевич Кантемир, широко и разносторонне образованный писатель, родился 10 (21) сентября 1708 г. в Константинополе. Он с детства воспитывался в глубоком уважении к личности Петра I и его преобразованиями.

Сын молдавского господаря (правителя страны) Дмитрия Кантемира, который во время войны России с Турцией хотел освободить Молдавию от турецкого ига и затем поселился с семьей в России, Антиох Кантемир выступил в литературе как убежденный защитник дела Петра. В личности и творчестве Кантемира нашел отражение процесс отмирания старой средневеково-схоластической традиции. Кантемир, по выражению Белинского, стал «первым светским поэтом на Руси».

А.Кантемир получил блестящее образование. Он прекрасно знал древние и современные иностранные языки, античную, итальянскую, французскую, английскую и испанскую литературу. Его обширные знания поражали современников. Большое влияние на формирование личности Кантемира оказал его отец, Дмитрий Кантемир, писатель и ученый-историк, автор знаменитой «Оттоманской империи». Разносторонность Кантемира проявлялась в его интересе не только к гуманитарным наукам, искусству, музыке, но и к естественным наукам. В открывшейся в 1725 г. Академии наук в Петербурге Кантемир слушал лекции по математике и физике. Его увлечение философией сказалось в переводе Кантемиром на русский язык научно-популярного трактата французского писателя и ученого Фонтенеля «Разговоры о множестве миров», «богопротивной атеистической книжицы», как называли ее церковники, в которой защищалась гелиоцентрическая теория. Перевод был сделан в 1730 г. и передан Кантемиром перед отъездом за границу в Академию наук, но напечатан был только в 1740 г., а в 1756 г. – запрещен Синодом.

Философские интересы Кантемира проявились и в более поздний период, когда в 1742 г. он написал оригинальный философский трактат «Письма о природе и человеке». Плеханов, рассматривая этот трактат в «Истории русской общественной мысли», признает заслуги Кантемира в постановке вопросов, которые будут «занимать русских просветителей до Чернышевского и Добролюбова включительно».

После смерти Петра I реакция пыталась помешать движению России по пути прогресса и просвещения. Желая активно вступиться за дело Петра, Антиох Кантемир примыкает к созданной Феофаном Прокоповичем «ученой дружине». Вместе со сподвижниками Петра он выступает против «затейки верховников», стремящихся в своих интересах ограничить власть императрицы Анны Иоанновны. Дружба с Феофаном Прокоповичем, его знания, ум и опыт оказали большое влияние на политическое и литературное развитие Кантемира. Феофан Прокопович следит за развитием творчества Кантемира, поощряет его, советует ему быть стойким и продолжать бичевать «нелюбящих ученой дружины». В литературном плане влияние Феофана Прокоповича сказалось в усовершенствовании техники силлабического стиха, в подчеркнутом влиянии к рифме, что не замедлило сказаться в сатирах Кантемира.

Кантемир в своем творчестве осознает себя поэтом-гражданином. Как активный политический деятель, писатель-просветитель, он не может остаться в стороне, видя недостатки и пороки общества. «Не писать мне нельзя – не могу стерпети». Первая сатира Кантемира «На хулящих учения. К уму своему» была написана в 1729 г. и, распространенная в списках, получила горячую поддержку со стороны Феофана Прокоповича.

Приход к власти Анны Иоанновны вскоре разочаровал сторонников петровских преобразований. Дело Петра продвигалось медленно. В стране царил режим бироновщины.

В придворных кругах подозрительно относились к Антиоху Кантемиру. Ему было отказано в возможности получить в 1731 г. пост президента Академии наук, хотя трудно было сыскать более подходящую кандидатуру. Очевидно, именно литературная деятельность Кантемира-сатирика пришлась не ко двору. Кантемир не раз писал о трудности избранного им пути:

А лучше век не писать, чем писать сатиру,
Что приводит в ненависть меня всему миру.

Так писал он в сатире «О опасности сатирических сочинений. К музе своей» (четвертая сатира), которая явилась своеобразным эстетическим кодексом автора. Дальнейшие рассуждения Кантемира приводят его к мысли о том, то он должен писать сатиры, несмотря на ожидающие его неприятности, ибо эту необходимость подсказывает ему сама жизнь и высокое сознание нравственного долга писателя:

Не могу никак хвалить, что хулы достойно –
Всякому имя даю, какое пристойно,
Не то в устах, что в сердце, иметь я не знаю:
Свинью свиньей, а льва львом просто называю.

Враги Кантемира решили избавиться от смелого сатирика и предложили императрице «наградить» его, отправив резидентом посольства в Лондон. Кантемир уезжает в январе 1732 г. и в течение шести лет в Лондоне представляет Россию. В Лондоне, а затем в Париже, куда его привели переговоры с французским правительством, способствовавшие восстановлению отношений России с Францией, Кантемир проявил себя блестящим дипломатом, дальновидным и инициативным, оказав и деятельностью своей, и личностью немалые услуги России. Европейская образованность, дипломатическая проницательность, сочетавшая с прямодушием, благородство облика и глубина натуры – все привлекало в нем. В Кантемире видели представителя дворянской интеллигенции новой России, и это не могло не способствовать признанию «России молодой». Посланником в Париже Кантемир пробыл с 1738 по 1744 гг., так и не сумев вернуться на родину.

Кантемир был близок с выдающимися просветителями того времени: Монтескье, Вольтером. Он перевел знаменитую сатиру Монтескье «Персидские письма». Отдавая за границей все свободное время поэзии, Кантемир первым перевел на русский язык оды Анакреонта, послания Горация, напечатанные в 1744 г., которые Кантемир снабдил подробными примечаниями. Для Кантемира характерна филологическая широта интересов. Он сопровождает комментариями и свои оригинальные произведения, объясняя термины, сообщая множество сведений из истории, философии, мифологии, географии и т.д., проявляет на протяжении всей литературной деятельности серьезный интерес к стихосложению, к языку своих сатир.

Первым печатным произведением Антиоха Кантемира была «Симфония на псалтырь», написанная под влиянием его домашнего наставника, ученого-литератора Ивана Ильинского, передавшего своему ученику традицию силлабического стихотворства. «Симфония на псалтырь» - тематический указатель параллельных мест их псалмов, изданный в 1727 г. Большой популярностью пользовались любовные песни, которые Кантемир писал в ранний период своей деятельности.

К первым годам литературной деятельности Кантемира относятся, как предполагает П.Н.Берков, и первые эпиграмматические опыты сатирика. Однако основное литературное наследие Кантемира – написанные им девять сатир, в которых проявилась одна из основных национальных особенностей русского классицизма – сатирико-обличительная тенденция, подхваченная и продолженная последующими русскими писателями-просветителями Сумароковым, Фонвизиным, Новиковым, Крыловым.

Первые пять сатир («На хулящих учения. К уму своему», «На зависть и гордость дворян злонравных. Филарет и Евгений», «О разбитой страстей человеческих. К архиепископу Новгородскому», «О опасности сатирических сочинений. К музе своей», «На человеческие злонравия вообще. Сатир и Пернерг») написаны Кантемиром до отъезда за границу в 1729 – 1732 гг. и неоднократно впоследствии подвергались им литературной обработке, три сатиры («О истинном блаженстве», «О воспитании. К князю Никите Юрьевичу Трубецкому», «На бесстыдную нахальчивость») – в 1738 – 1739 гг. Кантемиру принадлежит еще одна сатира, которая в его собрании сочинений обозначена девятой. Она называется «На состояние сего света. К солнцу». Время ее создания, согласно примечанию к ней самого Кантемира, относится к июлю 1738 г.

Первая сатира «На хулящих учение…» носила ярко выраженный антиклерикальный характер и была направлена против партии церковников Стефана Яворского, Григория Дашкова, стремившихся снова установить патриаршество и допетровские порядки. Она резко обличала и реакционное дворянство. Кантемир выступал в защиту наук, просвещения и хотя его рассуждения носили общий, несколько абстрактный характер, тем не менее они были вызваны русской действительностью и обращены к ней. Он верил, что от развития просвещения зависит государственный прогресс и исправление нравов.

О трудности пути писателя-сатирика Кантемир пишет уже в первой сатире. В обращении к уму своему он советует не заниматься литературным трудом, ибо этот путь, который проторили музы (9 босых сестер), стал неприятен и труден. Кантемир горько сетует на бедственное положение науки в настоящий момент:

Наука ободрана, в лоскутах обшита,
Изо всех почти домов ругательством сбита;
Знаться с нею не хотят, бегут ея дружбы,
Как, страдавши на море, корабельной службы.

Резкими сатирическими чертами рисует Кантемир портреты противников просвещения.

Ханжа Критон – первый хулитель. Он – типичный представитель невежественного и алчного духовенства. Не только нравственные, но прежде всего экономические мотивы побуждают его быть недовольным распространением наук, в результате чего стали считать, что духовенству «поместья и вотчины весьма не пристали». Списан с натуры и портрет епископа, «подлинником» для которого послужил непримиримый враг «ученой дружины» Георгий Дашков. Во многих сатирах Кантемиром изображаются корыстолюбивые и невежественные церковники как опасные враги просвещения. Характерно, что в примечаниях к первой сатире Кантемир сам указал на прототип епископа, которым послужил глава церковной реакции Георгий Дашков.

В портретной галерее выступает и тупой невежда дворянин Селиван. И он хулит науки, считая, что дворянину наукой заниматься непристойно, в ней нет и никакой материальной пользы, зачем «трудиться в том, с чего вдруг карман не толстеет». Праздный гуляка Лука, фат и щеголь Медор считают науку помехой:

Крушиться над книгою и повреждать очи?
Не лучше ли с кубком дни прогулять и ночи?

Кантемир вводит в список «не друзей» науки и церковников, и судий, умеющих только «крепить приговоры», и невежественных военных. Уже в первой сатире Кантемир борется с поверхностным, внешним подражанием западноевропейской культуре: перениманием европейских манер, погоней за модой, внешним лоском.

Имена Критона, Селивана, Медора условны, но созданные Кантемиром абстрактно-обобщенные образы несут в себе черты подлинных современников сатирика. Эта реальная действительность, к которой обращается Кантемир, дала возможность Белинскому писать, что но первым из русских писателей «по какому-то счастливому инстинкту свел поэзию с жизнью». Но хотя Кантемир и «свел поэзию с жизнью», все же он не изменил рационалистической природы поэзии и судил о жизни, основываясь на отвлеченных понятиях о добродетели и нравственности.

Спустя два месяца после сатиры «На хулящих учение…» была написана вторая сатира Кантемира «На зависть и гордость дворян злонравных», имеющая подзаголовок «Филарет и Евгений». В этой сатире была впервые высказана мысль о природном равенстве людей, мысль, характерная для эпохи Просвещения.

Сатира «Филарет и Евгений» была также направлена против врагов петровских реформ, против представителей родовой аристократии, недовольных возвышением в новое время людей незнатных, но способных.

Эта сатира важна социальностью своего содержания. Кантемир первым в русской поэзии ставит знаменитый впоследствии вопрос о благородстве рождения и благородстве заслуг. Знатный должен оправдать свое происхождение заслугами. К такому выводу приходит сатирик, отстаивая петровскую точку зрения на дворянство. Петр I хотел примером и принуждением заставить дворянских и боярских сынков трудиться на пользу России. Этому должно было послужить одно из важных мероприятий Петра – установление «Табели о рангах», отменяющих дворянские и боярские привилегии и воздающих по заслугам перед государством, независимо от сословной принадлежности. Сатира построена в форме диалога Филарета (любящего добродетель) и Евгения (благородного). Последний перечислят заслуги своих предков, считая, что они дают ему право на занимание главных должностей в государстве. Взгляды автора выражает Филарет, который пространно рассуждает о природном равенстве людей: «Адам дворян не родил»: все сословия произошли от простых земледельцев. «От них мы все сплошь пошли, один поранее, оставя дудку, соху, другой – попозднее».

Так родовой аристократ Кантемир отстаивал и утверждал естественное равенство людей и права разума и личных достоинств человека. В отличие от Сумарокова, в сатирах которого также содержатся нападки на злонравных дворян, Кантемир защищает умных и способных людей независимо от их социального происхождения, тогда как Сумароков будет противопоставлять дворян злонравных дворянам благородным.

Социально-обличительный характер носит и резкая критика Кантемиром жестокости помещиков-крепостников:

… Каменный душою,
Бьешь холопа до крови, что махнул рукою
Вместо правой левою (зверям лишь прилична
Жадность крови; плоть в слуге твоем однолична).

Кантемир, конечно, далек от мысли об освобождении крестьян, но эта резкая критика в адрес жестоких помещиков, прозвучавшая впервые, свидетельствует о глубоком гуманизме писателя и подтверждает справедливость слов Белинского, который в 1845 г. в статье о Кантемире писал: «Наша литература, даже в самом начале ее, была провозвестницей для общества всех благородных чувств, всех высоких понятий».

Требование гуманного отношения помещика к крепостным звучит и в пятой сатире Кантемира (первоначальная редакция), в которой изображен крестьянин, мечтающий о солдатчине в надежде избавиться от крепостного гнета. Однако и солдатская жизнь крестьянина настолько тяжела, что он с удовольствием вспоминает свою прежнюю жизнь, идеализируя ее. И в этой сатире Кантемир выступает как просветитель, сочувствуя крестьянской доле, но он далек от того, чтобы посягать на самый институт крепостничества.

В сатирах Кантемира выступают и идеальные образы государственных деятелей. В сатире «Филарет и Евгений» он перечисляет свойства, которыми такой деятель должен обладать: ум проницательный, изощренный наукой, бескорыстие, он должен быть «отцом невинного народа». В ряде сатир проступает и облик самого сатирика – человека благородного, исполненного передовых идейных устремлений своего времени.

Однако идеалы Кантемира далеки от того, что он находит в дворянско-бюрократическом обществе. «Смеюсь в стихах, а в сердце о злонравных плачу». В этих словах Кантемира тот смех сквозь слезы, который явился предтечей гоголевского смеха. Недаром эту преемственность сатиры ощущал и Гоголь, который в статье 1846 г. «В чем же, наконец, существо русской поэзии и в чем ее особенность» подчеркивал значение сатирической деятельности Кантемира в русской литературе.

Кантемир – мастер сатирического портрета. Портреты, созданные им, отличаются меткостью речевых характеристик, умелым использованием яркой, запоминающейся детали. Перед нами проходят: невежественное и алчное духовенство, порочное дворянство, корыстное и воровское купечество; сатирик обличает взяточничество судей, щегольство и праздность дворян.

Все сатиры Кантемира имеют двойное заглавие. Второе заглавие раскрывает основной замысел автора и определяет композицию сатир. Все сатиры его построены по одному принципу. Сатира начинается с обращения (к уму своему, к музе, к солнцу, к Филарету и т.д.), которое довольно абстрактно, но оно придает сатире характер непринужденной беседы. Далее следует основная часть – сатирические портреты, которые раскрывают сущность заглавия и основного замысла автора – дать сатирическое изображение «хулящих учение» (в первой сатире), «дворян злонравных» (во второй) и т.д. Заключительная часть сатир – авторские рассуждения, в которых излагаются положительные взгляды автора.

Построению сатир Кантемир учился у Буало, но сатирические портреты взяты им из русской жизни, и в этом общественное значение сатир Кантемира.

Связь с русской действительностью, создание обобщенных образов, которые, правда, носят абстрактный характер, но порождены реальной русской жизнью, - в этом огромная заслуга Кантемира-сатирика. В литературном отношении сатиры Кантемира связаны с сатирами Горация, Ювенала, Буало. На эту связь не раз указывал сам Кантемир.

Из сатир Кантемира, написанных за границей, большой интерес представляет седьмая сатира – «О воспитании», высокую оценку которой дал в своей статье Белинский. В этой сатире Кантемир высказал глубоко гуманные мысли о воспитании детей, о значении нравственного примера родителей.

Кантемиру были знакомы передовые педагогические идеи Локка. Считая, как и Локк, что воспитание надо начинать с младенческого возраста, Кантемир полемизирует с ним по поводу необходимости использовать страх как способ воспитания. «Ласковость больше в один час детей исправит, чем суровость в целый год». И утверждает, что «пример наставления всякого сильнее».

В сатире высказано столько здравых и гуманных понятий, что она «стоила бы и теперь быть напечатанною золотыми буквами и не худо было бы, если бы вступавшие в брак предварительно заучивали ее наизусть» - так писал Белинский спустя сто с лишним лет.

Одной из сильных сторон сатир Кантемира является язык, которым они написаны. Кантемир упорно работал над словом, подвергая неоднократной переработке свои произведения, создавая новые литературные редакции. Н стремился к тому, чтобы слово было простым, ясным, соответствующим содержанию. В языке сатир Кантемира мало славянизмов, он часто обращается к просторечию, к пословицам и поговоркам.

Гражданский пафос сатир Кантемира, стремление к «голой правде», к простоте и ясности языка, осознание им воспитательной роли слова дали возможность Белинскому высоко оценить творчество сатирика. Белинский писал: «В сатирах Кантемира говорится о том, что у всех было перед глазами, и говорится не только русским языком, но и русским умом».

Говоря о литературной форме сатир Кантемира, следует отметить сложность синтаксиса, отличающегося обилием переносов и инверсий, правомерность которых, вопреки поэтике Буало, отстаивал Кантемир, считавший перенос средством «украшения» стиха. Однако заимствованный у латинских сатириков перенос, как и частые инверсии, затруднял понимание смысла и требовал дополнительных разъяснений. Архаичным оставался и стих сатир Кантемира, который не соответствовал новому содержанию. Кантемир пишет свои сатиры традиционным силлабическим стихом, несмотря на знакомство с трактатом Тредиаковского «Новый и краткий способ к сложению российских стихов» (1735).

Он знал и первые оды, написанные Ломоносовым четырехстопным ямбом, но сам остался верен тринадцатисложному стиху. Правда, стремясь усовершенствовать силлабический стих, Кантемир придал силлабике некоторую ритмичность, введя постоянную цезуру на пятом или седьмом слоге, однако он не принял реформы Тредиаковского. Свои теоретические взгляды на стихосложение Кантемир изложил в «Письме Харитона Макентина к приятелю о сложении стихов русских» (1742).

Будучи приверженцем дела Петра и пропагандистом его идей, Кантемир делает Петра героем своей поэмы «Петрида, или Описание стихотворное смерти Петра Великого», но написана им была только одна песня. Поэма осталась незаконченной. Кантемир сам понял, что он прирожденный сатирик, и к жанру поэм больше не возвращался.

Историко-литературное значение Кантемира прежде всего состоит в том, что он явился основоположником реально-сатирического направления в русской литературе. Осознавая значение деятельности Кантемира, Белинский с него начинает историю светской русской литературы XVIII в.: «…русская поэзия при самом начале своем потекла, если можно так выразиться, двумя параллельными друг другу руслами, которые чем далее, тем чаще сливались в один поток, разбегаясь после опять на два до тех пор, пока в наше время не составили одного целого, натуральную школу». И далее: «В лице Кантемира русская поэзия обнаружила стремление к действительности, жизни, как она есть, основала свою силу на верности натуре. В лице Ломоносова она обнаружила стремление к идеалу, поняла себя как оракула жизни высшей, выспренней, как глашатая всего высокого и великого».

Признавая правомерность существования обоих направлений, Белинский высказывается в пользу течения, возглавляемого Кантемиром: «Манера, с какою Кантемир взялся за дело, утверждает за первым направлением преимущество истины и реальности».

Жизненность сатир Кантемира и их влияние на русскую литературу заключались в том, что содержанием сатир была русская действительность в определенный исторический момент. Силой отрицательного примера вел Кантемир борьбу за утверждение положительных идеалов. Сатиры Кантемира явились острым политическим оружием в современной ему идеологической борьбе. Критика невежественного и паразитирующего дворянства, сочувственное отношение к закрепощенному народу, признание естественного равенства людей независимо от их сословной принадлежности делали Кантемира просветителем. Вместе с тем, как просветитель, Кантемир надеялся, что путем развития просвещения и воспитания граждан можно улучшить жизнь в России. Этом заключался основной пафос его творчества. «Все, что я пишу, пишу по должности гражданина, отбивая все то, что согражданам моим вредно быть может».

К творчеству Кантемира до Белинского обращались В.А.Жуковский, поместивший в 1810 г. в «Вестнике Европы» статью «О сатире и сатирах Кантемира», К.Н.Батюшкова, посвятивший ему статью «Вечер у Кантемира», в которой раскрывается глубоко гуманный облик писателя, исполненного веры в будущее России и народа русского.

При жизни Кантемир так и не увидел свои сатиры изданными. Он неоднократно предпринимал попытки издать их в России, мечтая увидеть их напечатанными на родине. Но все его усилия оказались напрасными.

Впервые сатиры Кантемира были изданы в 1749 г. в Лондоне. Прозаический перевод на французский язык был сделан другом и первым биографом Кантемира аббатом Гуаско. В 1750 г. издание было повторено, а в 1752 г. с лондонского издания был сделан перевод на немецкий язык, и сатиры были изданы в Берлине.

На родине сатиры Кантемира были известны в рукописях (особенное распространение получила первая сатира), а издание было предпринято лишь в 1762 г.

Характерно, что переиздание сатир Кантемира встречало трудности и в XIX столетии. Следующее после 1762 г. издание сатир было предпринято в 1836 г., а в 1851 г. для издания сочинений Кантемира потребовалось разрешение самого царя, который вынес следующее решение: «По моему мнению, сочинений Кантемира ни в каком отношении нет пользы перепечатывать».

Горячий патриот своей Родины, Кантемир умер на чужбине 35 лет от роду, 31 марта (11 апреля) 1744 г. Он завещал похоронить себя «в Греческом монастыре в Москве без всякой церемонии ночью».

Сатиры Кантемира не утратили своего интереса и по сей день. В каждой из них видна личность Кантемира, человека гуманного, умного, остронаблюдательного, запечатлевшего в своих произведениях нравы и людей своего времени, публициста и просветителя, боровшегося силой отрицательного примера за просвещение России, за ее будущее. И прав был Белинский, который в 1845 г. писал, что «развернуть изредка старика Кантемира и прочесть какую-нибудь из его сатир есть истинное блаженство».

 
Ещё статьи...